Здравствуйте, Гость | Вход


Страница 1 из 212»
Форум фильма Сумерки/Twilight » Фанфикшен » Слэш и НЦ » Как влюбить в себя жену? (Он вынудил ее на брак.)
Как влюбить в себя жену?
Мужчина_Мила_ Дата: Пятница, 15.07.2011, 22:02 | Сообщение # 1
Человек
Группа: Новички
Сообщений: 18
Награды: 2
Репутация:  0
Замечания:  0%
Страна: Российская Федерация
Как влюбить в себя жену?

Автор: _Мила_

Бета: Champagne,с бонуса Саня-Босаня

Гамма : Nin_elle

Дисклеймер: Герои принадлежат Стефани Майер,но сам фанфик и идея мне. Также хочу добавить для тех кто считает что я просто переписываю книгу Сары Крейвен Как влюбить в себя жену. Прочитать и сравнить с моим фиком, не помню чтобы там было что-то общее кроме названия и цитат в 1 главе.

Рейтинг: НЦ17,НЦ21.

Пейринг: Эдвард/Белла,Мейсон/Белла,Джаспер/Элис,Джеймс/Виктория.

Жанр: Action/ Pov /Angst совсем немного.

Саммари: Женившись на девушке своего брата для того чтобы заполучить ее в свою постель Эдвард Каллен и предположить не мог, что красивого тела своей жены ему будет недостаточно. Как заполучить сердце той, которую насильно сделал своей женой, да и к тому же все еще влюблена в твоего брата? Как влюбить в себя жену не предлагая ей взамен свою любовь?

Статус: В процессе написания.

От автора: Это моя первая попытка в написании чего либо, так что извините, если не оправдаю ваши ожидания. Если возникнут вопросы пишите в личку с удовольствием на них отвечу.

Предупреждение: Обещаю немножко плохого Эдварда, но не такого, который будет избивать Беллу (ну, может, отшлепает в воспитательных целях)

Размещение: Только с моего разрешения. И пожалуйста указывайте автора.







Мужчина_Мила_ Дата: Пятница, 15.07.2011, 22:14 | Сообщение # 2
Человек
Группа: Новички
Сообщений: 18
Награды: 2
Репутация:  0
Замечания:  0%
Страна: Российская Федерация
Как влюбить в себя жену? ПрологСогласны ли вы взять в жены Изабеллу Свон? - Я смотрел в глаза своей почти жены и испытал смешанные чувства, предвкушая сегодняшнюю ночь.
- Да. - Белла вздрогнула, в отличие от меня она не испытывала эйфории от сегодняшнего события. Она выглядела напуганной и чертовски привлекательной.
- Объявляю вас мужем и женой. Вы можете поцеловать невесту, - притянув ее к себе за талию, я прошептал ей на ухо «Расслабься и получай удовольствие, Белла». Я яростно сминал ее губы, показывая силу своего желания, гладя ее по обнаженной спине, в то время как она статуей замерла в моих объятьях, не отвечая, но и не сопротивляясь, просто дожидаясь, пока я закончу.
- С тобой никогда, - прошептала она, как только я выпустил ее губы.
- В отличие от моего брата я всегда получаю желаемое, Изабелла, и твоим мужем стал я, а не он. Разве это не доказывает мою правоту? - прорычал я, снова нападая на ее губы и заставляя ее жалобно застонать. Она дернулась в попытке отстраниться, но я не позволил, усиливая захват, давая ей понять, кому она теперь принадлежит.
Мужчина_Мила_ Дата: Пятница, 15.07.2011, 22:16 | Сообщение # 3
Человек
Группа: Новички
Сообщений: 18
Награды: 2
Репутация:  0
Замечания:  0%
Страна: Российская Федерация
Глава 1. Он меня не хочет?

BPOV.

Как только разошлись гости, я скрылась от Эдварда в комнате для гостей. Я знала, что в огромном особняке Каллена не было никого кроме нас, так как мой... Эдвард (не могу называть его этим словом "муж", это кажется таким неправильным) отослал слуг до завтра. Они должны были появиться лишь после того, как мы улетим в медовый месяц. Кажется, Эдвард говорил что-то о частном острове, и я не представляю, как переживу эти две недели с ним наедине. Этот человек невероятно пугал меня. Люди обычно боятся того, чего не понимают, вот и я не могу понять, что на уме у Эдварда Каллена. На самом деле, я совсем не знала своего мужа. Все, что я могла о нем сказать, так это то, что он был опасен как настоящий хищник, которым он и являлся. В деловых кругах ему не было равных, что совершенно меня не удивляло. Будучи сыном простого врача, он добился всего сам и в свои тридцать два года являлся владельцем огромной империи строительного бизнеса. Многие до сих пор не могут понять, как простой архитектор смог добиться такой высоты. Но я совершенно этому не удивлялась. Я знала, что Эдвард Каллен получает все, что он захочет. И это и пугало, и восхищало меня в нем. Когда три месяца назад он появился и заявил, что желает видеть меня своей женой, я подумала, что он шутит, но он довольно быстро убедил меня в своей серьезности. Я до сих пор не могла понять, зачем я ему, ведь он мог бы жениться на женщине своего круга, а не на простой дочке полицейского, которая к тому же является девушкой его брата. Может, дело в Мейсене? И Эдвард решил таким образом проучить его, потому что в последнее время Мейсен часто жаловался на ссоры с братом.
Хотя Эдвард и являлся одним из богатейших людей Лос-Анджелеса, Карлайл отказывался жить за счет сына и продолжал вести обычный образ жизни. Наши семьи жили по соседству и были очень близки. Мы с Мейсеном дружили с детства и даже не заметили, как наша дружба начала перерастать в нечто большее, чему наши родители были безумно рады. Каково же было их удивление, когда я объявила за общим традиционным воскресным ужином в доме Калленов, что собираюсь замуж за их старшего сына.

За своими размышлениями я не заметила, что прошло уже несколько часов, а Эдвард, к моему облегчению, так и не появился. Да и с чего я взяла, что он захочет настоящей брачной ночи? Эдвард Каллен может заполучить в свою постель любую женщину, и он точно предпочтет провести время в постели с такой же опытной соблазнительницей, как и он сам, а не с краснеющей девственницей, которая еще месяц назад была сопливой школьницей. О его многочисленных романах ходило много разных сплетен, так что я была уверена, что не интересую его в сексуальном плане, да я и не могла похвастаться огромными познаниями в этой сфере. За тот год, что я встречалась с Мейсеном, мы не зашли дальше поцелуев. Мейсен настаивал на большем, но я не была к этому готова. Если бы Эдвард думал провести эту ночь в качестве моего мужа, то он уже давно бы был здесь. Так что, переодевшись в сорочку, которую приготовила для брачной ночи Элис, сестра Эдварда, я со спокойной душой легла спать. Тогда я еще знала, что произойдет этой ночью.

EPOV.

- Одумайся, Эдвард, она же еще ребенок! - Вместо того чтобы иметь свою жену в первую брачную ночь, я уже битый час выслушивал нравоучения Джаспера. В итоге - бутылка выпитого виски и начинающаяся головная боль от попыток Джаспера направить меня на путь истинный.

- Чертовски привлекательный ребенок, я бы сказал, - делая глоток обжигающего напитка, протянул я.

- Ей всего восемнадцать, Эдвард! - Воскликнул он в очередной раз. Беднягу, наверное, хватил бы приступ, скажи я ему, что хочу заняться с Беллой сексом с тех пор, как ей было четырнадцать. Ладно, промолчу, не то Элис меня убьет, если у ее мужа случится инфаркт по моей вине.

-А мне тридцать два и что? - Как ни в чем не бывало, поинтересовался я.

-Сам знаешь что, не понимаю, зачем ты все это затеял. У тебя куча женщин, готовых на все, что бы оказаться в твоей постели. Оставь бедную девочку в покое, - продолжал донимать меня он. Черт, и как мне объяснить этому праведнику, что я хочу ТОЛЬКО Беллу, и все те женщины были лишь способом удержать себя от того, чтобы не ворваться в дом к Белле и, повалив ее на кровать, не сделать с ней то, что я столько раз проделывал в своих снах. Но теперь-то меня уж точно никто не удержит от того, чтобы заняться сексом с собственной женой.

- Ты так говоришь, Джас, будто я собрался похитить и изнасиловать бедного ребенка, а не заняться сексом со своей женой. Из-за тебя я скоро начну чувствовать себя педофилом. - Пошутил я, в надежде развеять обстановку. Как выяснилось, зря.

- Но именно это ты и собираешься сделать. Заставить ее. Ты ведь сам говорил, что шантажировал Беллу арестом ее отца, и она вовсе не хотела выходить за тебя. И что ты сделал с Мейсеном? Если не ошибаюсь, ты женился на его девушке, а он даже слова не сказал против.
- К сожалению, подростки такие непостоянные и к тому же на многое готовы ради легких денег. Даже продать девушку, с которой ты вырос и которая тебя любит. - Мой брат не понимал, что теряет, когда отказывался от Беллы. Я смогу сделать из нее просто идеальную жену и не только в постели, нужно только время.

- Ты купил ее? - В шоке воскликнул он.

-Думаю, ему хватит на всю жизнь. В чем-то он похож на меня - сделки заключает с выгодой только для себя.
- Вы оба просто придурки, она же не ваша вещь, чтобы ей торговать. - В негодовании воскликнул Джаспер. Черт, с тех пор, как этот недоумок женился на моей сестре, он стал просто невыносим. Вот что делает это пагубное чувство, которое называется любовью, с вполне адекватными людьми. Слава богу, я никогда не испытывал этого глупого чувства, делающего нормальных людей слабоумными, и никогда не испытаю, потому что любящие люди становятся слишком зависящими от своих половинок. Они теряют контроль над своей жизнью, а я ненавижу терять контроль над чем бы то ни было.

- Она моя жена, а значит, я могу делать с ней всё, что пожелаю. А прямо сейчас я хочу наконец-то начать мою брачную ночь. А тебе советую отправиться домой и выспаться.

Поднявшись в теперь уже нашу с Беллой общую спальню, я очень разозлился, не обнаружив ее в комнате. Если я не хочу наделать глупостей, мне нужно остыть и хоть немного протрезветь. Так что сначала прохладный душ, а только потом Белла.

Надев на голое тело черный шелковый халат, я отправился на поиски жены. Я обнаружил Беллу в комнате для гостей. Она сладко посапывала, свернувшись на середине огромной кровати. Она выглядела такой маленькой и беззащитной, что мой гнев на нее из-за того, что она покинула мою спальню, мгновенно испарился. Наклонившись к ней, я поднял ее с кровати, она что-то пролепетала и обвила меня за шею, прижавшись ближе. Это начало мне нравиться. Перенеся ее в свою спальню, я положил ее на нашу кровать. Она завозилась и проснулась.
- Что тебе надо? - С трудом выговорила она, приподнявшись на локтях, отчего ее длинные волосы, отливающие красным, рассыпались по подушке. Ее карие глаза расширились, когда она поняла, что я перенес ее в свою спальню.
- Нам нужно кое-что обсудить.
- Обсудим завтра. - Нервно прошептала она, затравлено глядя на меня.
- Уже почти утро. Разве ты не слышала об интимных разговорах в постели? - Сказал я, начиная медленно развязывать свой халат, следя за ее реакцией, и она не заставила себя ждать, моментально покраснев. Меня всегда возбуждало ее свойство краснеть.
- Нет. - Хриплым голосом произнесла она, с мольбой смотря на меня. - Нет, Эдвард, пожалуйста. Ты не можешь это сделать.
- Не могу? Почему это? Я еще не настолько стар, впрочем, скоро ты сама в этом убедишься. - Скинув халат, я, обнаженный, лег рядом с ней.
- О боже. - Белла отодвинулась от меня, и зажмурилась, с трудом дыша. Притянув ее к себе, я навис над ней и схватил за плечи, удерживая на месте.
- Не смей ко мне прикасаться! - Она пыталась освободиться от моих рук, извиваясь изо всех сил, но я без труда продолжал держать ее на месте. По сравнению со мной она казалась такой крохотной, что безумно мне нравилось. В отличие от нее.
Переместив руки на ее маленькую, но красивую грудь, я слегка сжал ее, чем вызвал недовольный вздох Беллы. Подцепив пальцами лямки ее сорочки, я вкрадчиво поинтересовался:
- Ты сама ее снимешь или поручишь мне? - Наклонив голову, я поцеловал ее в ложбинку между грудями, она жалобно всхлипнула.
- Это твоя месть, да? - Дрожащим голосом произнесла она, я с трудом сдерживал себя от того, чтобы не наброситься на нее как голодный зверь.
- Говорят, что месть сладка. Вот сегодня ночью мы оба и узнаем, так ли это. - Прошептал я ей на ушко, после слегка прикусив его. Черт, она невероятно пахла. Я и раньше сходил с ума от ее запаха, но никогда не чувствовал его так близко.
- Пожалуйста. - Прошептала она, в то время пока я продолжал целовать ее за ушком, плавно спускаясь к шее, где у нее была настолько нежная и сладкая кожа, что я просто не мог оторваться. - Не делай этого. Ты же не хочешь меня.- Выдохнула она, после того как я слегка прикусил кожу на ее шее.- Я и так достаточно тобой наказана. Поэтому не трогай меня. - Она такая милая, когда умоляет меня. Черт, я должен заставить ее молить меня об обратном.
- Не вкусив радостей брака? - Насмешливо протянул я.- Нет, моя дорогая жена.
- Я тебя возненавижу. - Она порой бывает такой забавной. Я не смог бы остановится, даже если началась бы атомная война, а она канючит о какой-то там ненависти. Если она будет ненавидеть меня, оставаясь при этом обнаженной в моей постели, я с радостью готов принять ее ненависть. - А я полагал, ты уже меня ненавидишь, так что терять мне нечего. - Я потрогал пальцем вырез ее ночной рубашки.- Ну, так кто из нас ее снимет? - Вкрадчиво осведомился я.
- Не я, - выкрикнула Белла. Так-так, котенок показывает коготки, ты сама напросилась.
- Как хочешь, - Белла схватила меня за руку, намереваясь впиться в нее зубами, но я лишь рассмеялся над ее глупой попыткой ранить меня. Поймав ладонью оба ее запястья, я закинул руки ей за голову.
- Дикая кошка. Если хочешь меня укусить, Белла, дорогая, то я буду рад показать тебе как это сделать и куда. Но это позже. А сейчас, давай я освобожу тебя от этого ненужного клочка ткани, не хочу, чтобы он мешал мне заниматься с тобой любовью.
- И ты осмеливаешься произносить слово "любовь"? Ты подлый и низкий человек. - С яростью прошипела она, совершенно не понимая, что своим сопротивлением лишь сильнее распаляет меня.
- Я и не спорю. - Я отпустил ее руки, но лишь за тем, чтобы сдернуть с нее рубашку. Белла вскрикнула и попыталась прикрыться руками, но я вновь схватил ее за руки и забросил ей за голову.
- Ну, нет, я хочу посмотреть на тебя. - Приглушенный свет в комнате давал возможность без труда рассмотреть ее прекрасное цвета сливок тело, и я с замиранием наблюдал, как под моим взглядом румянец растекался от ее щек до ее прелестной груди с пока еще расслабленными сосками.
- Твое тело подобно лунному свету. Оно еще красивее, чем я представлял.
- Я должна чувствовать себя польщенной? - Произнесла она, отворачиваясь от меня. Мне это не понравилось, но я просто не мог не начать целовать открывшийся участок ее шеи.
- Ты не хочешь, чтобы тебе говорили о том, что ты желанна? - Прошептал я ей в шею.
- Только если это говорит мужчина, которого я люблю. - Воинственно произнесла она. Я оторвался от своего занятия, чтобы взглянуть ей в глаза. Схватив за подбородок, я повернул ее голову в свою сторону и произнес:
- Боже, ты все еще любишь его? Даже после того, что он сделал?- Я не мог понять эту девчонку.
- Он был в отчаянии, - сказала Белла. - Ты понятия не имеешь, что такое нуждаться в чем-то. Ты всегда был избалован, все вокруг тебя плясали.
- Все, кроме тебя, - с непонятно откуда взявшейся горечью произнес я.
- Так вот в чем дело? Что ж, ты заставил и меня подчиниться твоему глупому капризу и выйти за тебя замуж. Разве этого недостаточно?
- Достаточно? Нет, не думаю. - Меня очень отвлекала ее вздымающаяся грудь. Наклонив голову, я хотел лизнуть ее сосок, но Белла, неожиданно оттолкнув меня, спрыгнула с кровати. Она побежала по направлению к двери, но я был быстрее и перехватил ее на середине пути . Белла начала отчаянно вырываться, когда я сжал ее плечи и попыталась ударить меня коленом. Но я легко завладел ее руками, перекинув ее через плечо и прижав ее дергавшиеся ноги к своей груди, понес к кровати. За всем этим она, должно быть, совсем забыла, что одета лишь в крохотные трусики, но я-то не только видел ее прекрасное тело, но и чувствовал его прижатым к своему. Ее попка была прямо перед моими глазами, и я просто не смог отказать себе в удовольствии и погладил ее по ягодице.
Белла возмущенно вскрикнула и снова попыталась вырваться. Пару раз шлепнув ее по попе, я швырнул ее на постель. Она действительно вынудит меня взять ее силой. Моё терпение было на исходе. Я надеялся, что Белла окажется умнее и не будет сопротивляться, но эта глупая девчонка была слишком упряма, чтобы просто расслабиться и попытаться получать удовольствие от происходящего. Что ж, она сама напросилась. Думаю, до сих пор я был достаточно с ней терпелив.
Теперь пришло время все сделать по-моему.
Мужчина_Мила_ Дата: Среда, 27.07.2011, 20:15 | Сообщение # 4
Человек
Группа: Новички
Сообщений: 18
Награды: 2
Репутация:  0
Замечания:  0%
Страна: Российская Федерация
Как влюбить в себя жену? Глава 2

Глава 2 Что же я наделал?

BPOV

Кинув на постель, Эдвард придавил меня своим телом к кровати. Почувствовав электрический импульс в том месте, где соприкоснулась наша обнаженная кожа, я на секунду перестала вырываться. Я прошлась взглядом по его обнаженной мускулистой груди, которая часто вздымалась из-за его учащенного дыхания. Переведя взгляд на его лицо, я почувствовала себя околдованной им. Свет от ночника, стоявшего на тумбочке у изголовья кровати, мерцал в его волосах цвета бронзы, его торс, будто вылепленный из мрамора руками скульптора, так и просился, чтобы его запечатлели на холсте, и я хотела бы быть именно тем художником, который это сделает. О, нет! Почему именно сейчас на меня снизошло вдохновение рисовать после четырехмесячного отсутствия? Я почувствовала знакомое покалывание в кончиках пальцев от нестерпимого желания взять в руки кисть и начать рисовать его. Боже, что со мной не так? Вместо того чтобы свалиться в обморок от страха перед тем, что собирается сделать со мной мой обнаженный… Эдвард, я мечтаю о том, чтобы запечатлеть его в этом действии. Но переведя взгляд на его лицо, я мгновенно забыла о холсте и красках, на нем читалась внутренняя борьба: губы сжаты в жесткую линию, а в глазах горел ничем не прикрытый голод. И хотя я не совсем понимала, чем он вызван, одно я поняла точно: сегодня ночью пощады не будет и Эдвард Каллен ни за что не остановится.

EPOV

Она смотрела мне в глаза взглядом, в котором читался страх, а также осознание того, что сопротивление бесполезно. Я не понимал, почему она, черт возьми, до сих пор противится тому, что должно было произойти между нами. Я не был с ней груб, хоть мне и стоило огромного труда сдерживать себя. Но ее попытка убежать от меня реально меня взбесила, ни одна женщина до сих пор не пыталась выбраться из моей постели, они все без исключения пытались в нее забраться. Но Белла пока еще не женщина, но как только она ею станет, не без моей помощи, конечно, она больше не будет пытаться сбежать из моей постели. Чуть раньше в глубине души я еще питал слабую надежду, что она добровольно отдастся мне. Но она растаяла, лишняя как сон, когда Белла попыталась сбежать от меня. Я с яростью взглянул на нее, а затем намеренно грубым движением заломил ей руки над головой. Когда я оглядывал ее, стыдливый румянец выступил на ее щеках, заставляя меня возбудиться еще больше. Черт, почему, что бы она не делала, заставляет меня становиться твердым? Перехватив ее руки одной рукой, я прошелся свободной ладонью по ее телу, но стоило мне коснуться ее нежной груди, как все ее тело напряглось и сжалось, отвергая мои прикосновения. Я подумал было вновь попытаться уговорить ее, но затем с презрением отверг эту мысль. Ведь утром она не желала целовать меня у алтаря, а теперь явно не испытывала никакого желания ответить на мои ласки. Я наклонил голову и взял в рот ее сосок, после чего она забрыкалась подо мной, пытаясь меня сбросить, при этом ее бедра взметнулись вверх, вжимаясь в мою и так возбужденную плоть. Выпустив ее руки из плена, я обхватил ее бедра руками, прижимая ее попу к кровати. Шипя сквозь зубы от остроты ощущений, я пытался изо всех сил не потерять над собой контроль. Воспользовавшись тем, что ее руки освободились, Белла принялась изо всех сил колотить меня по спине.
— Белла, перестань сопротивляться, — резко бросил я. — Если даже придется взять тебя силой, я так и сделаю, но не желаю, чтобы ты дралась со мной, как дикая кошка. Ты всего лишь причинишь себе боль, а тебе это ни к чему, либо ты примешь меня, либо придется тебя связать.
- Ни за что! - Она снова попыталась меня ударить, на этот раз по лицу, но я, ловко вскочив с нее, отошел к комоду.
— Прекрасно, — хладнокровно кивнул я. Белла отползла к противоположному краю кровати, встав на колени, прижалась спиной к панелям красного дерева и скрестила на груди трясущиеся руки. Порывшись в комоде, я взял оттуда два шелковых галстука и вновь направился к кровати, на которой Белла еще теснее вжалась в стену.
— Не подходи ко мне! - Думаю, она бы этого хотела. Но я наклонился над ней и, бросив на середину кровати, устроился на Белле верхом, придавив одну ее руку и обвязав запястье платком, закрепил конец на деревянном решетчатом изголовье. Белла силилась вырваться, но даже если я и чувствовал боль от пинков, то не подавал виду. Вскоре и другая рука была привязана к кровати. Белла лихорадочно дергалась, но шелк оказался очень прочным. Я отодвинулся, чтобы оценить проделанную работу, а Белла, тяжело дыша, не сводила с меня неестественно огромных цвета шоколада глаз.
Наклонившись к ее прекрасному лицу, я впился в ее рот жаждущим и далеко не нежным поцелуем, показывая ей, что, как бы она не противилась, она будет принадлежать мне всеми возможными способами и постель - это только начало.
- Прекрати, - бормотала она, пытаясь разорвать мой безумный поцелуй, извиваясь и выгибая спину, чтобы сбросить меня.
Но я лишь сжал ее талию, удерживая на месте, и продолжил наслаждаться вкусом ее сладкого ротика, но, ощутив, как она задрожала от страха, заколебался. Сколько раз я рисовал в своих мечтах, как владею этим телом и дарю Белле безумное наслаждение!
Оторвавшись от ее рта, я попробовал успокоить ее и принялся нежно и медленно поглаживать ее тело, начиная от плотно сомкнутых ног, плавно переходя к талии и поглаживая то место, где еще недавно мои руки так крепко ее сжимали. Наклонившись, я взял в рот ее правую грудь, при этом не забывая ласкать рукой левую. Я наслаждался потрясающим вкусом ее плоти, пытаясь вобрать в рот как можно больше ее мякоти.
– Не делай этого! – неистово умоляла Белла, пока я ласкал ее грудь. Ее слова гвоздями вонзились в мой мозг, и я пришел в ярость. Накрутив на руки ее роскошные волосы, я со всей силой и яростью, что кипела во мне, впился в ее губы...
– В таком случае, – рявкнул я, – лучше нам покончить с этим делом сразу!
- Я не хочу, - жалобно кричала она. В то время как я пытался стянуть с нее трусики.
– Мы заключили сделку, и тебе придется смириться с этим, – прошептал я, стягивая с нее последний кусочек ткани, прикрывавший ее наготу. Устроившись между ее разведенными бедрами, я согнул ее ноги в коленях и вплотную прижался ней своей плотью.
- Расслабься, иначе я сделаю тебе больно.
- Делай, мне все равно.
Это стало последней каплей, и в порыве ярости я с силой вошел в нее, разрывая на куски ее девственность и заставляя ее отчаянно закричать. Ее отчаянный, полный боли крик привел меня в чувство, из ее прекрасных глаз текли непрекращающиеся ни на секунду слезы отчаянья и обиды. И я осознал, что, возможно, совершил самую ужасную ошибку в своей жизни, обидев моего ангела.

BPOV

Когда он начал нежно целовать меня, я почувствовала, что начинаю поддаваться на его ласки. И безумно испугалась, когда меня охватил странный жар, не испытанный мной раньше. Но когда он наклонился и начал посасывать мой сосок, мне показалось, что я сгорю от охвативших меня ощущений. Мне не хотелось испытывать этого, только не с ним, не с Эдвардом, и чтобы прекратить наслаждаться его прикосновениями, я вновь начала умолять его прекратить. Но я и предположить не могла, что моя мольба приведет его в такую ярость. От страха я не могла пошевелиться, а руки уже онемели от моих попыток освободиться. Но когда он заговорил, я решила, что он прав, напомнив о сделке, и перестала сопротивляться.
Я успела заметить выражение ярости, промелькнувшее в его взгляде, прежде чем Эдвард чуть откинулся и сильным толчком врезался в меня. Слепящая боль, казалось, разорвала меня надвое, из горла вырвался пронзительный вопль. Почти теряя сознание, я выгнула спину, пытаясь избавиться от чего-то раскаленного, стального, заполнившего меня, из глаз непроизвольно потекли слезы и, как сквозь сон, я услышала свирепое проклятие, сорвавшееся с губ Эдварда.
Он отпрянул, и я застыла, готовая забиться в истерике, пытаясь собраться с силами и приготовиться к новой агонизирующей боли, которая придет, как только он вновь вонзится в меня. Но боли все не было: Эдвард не шевелился. Сквозь застилающую глаза дымку слез я видела его над собой.
Голова Эдварда была откинута, глаза закрыты, лицо превратилось в маску мучительного страдания.
Глядя в это потрясенное лицо, я чувствовала, как мое тело сотрясается от рыданий, которые, как бы я не пыталась сдержать, все равно вышли наружу.
Я почувствовала, как освободились мои руки и меня притянули в теплые объятья. Эдвард что-то шептал мне на ухо, но я не могла разобрать слов. Я будто бы была не здесь, а в другом месте, где не было всей той боли и унижения, что мне пришлось сегодня пережить.

EPOV

Я боролся с желанием вновь погрузиться в ее тесные глубины. Но Белла внезапно начала безудержно всхлипывать, сотрясаясь всем телом. Она выглядела такой уязвимой и беззащитной, что я почувствовал себя еще хуже, чем до этого. Я не понимал, что на меня нашло. Я никогда не принуждал женщин к сексу, так почему, черт возьми, я решил сделать это с Беллой? Я сам не понимал, чем была вызвана моя ярость. Как я мог обидеть моего ангела? Мой взгляд скользнул по ее привязанным к кровати рукам, которые она уже отчаялась освободить. Быстро развязав ее, я притянул ее в свои объятья, обвив ее безвольные руки вокруг своей шеи. Я шептал ей на ухо слова прощенья, но она никак не реагировала на меня. Я понимал, что она в шоковом состоянии и что нужно ее как-нибудь вывести из него. Я нежно прикоснулся к ее губам и провел языком по ее нижней губе, пытаясь пробраться внутрь ее сладкого рта. Она напряглась, но сопротивляться не стала, чем очень меня удивила. Я понимал, что должен исправить свою ошибку и показать Белле, что секс это не только боль и унижение, которым она сегодня подверглась по моей вине. Если вовремя не исправить ее представления о близости со мной, она могла в последствии получить серьезную психологическую травму, а я этого не хотел.
Она так и не раскрыла губы навстречу моему поцелую. Поэтому я решил действовать по-другому. Запустив пальцы в ее волосы, я, придерживая ее голову, посмотрел в ее глаза, которые были абсолютно пусты.
- Открой рот, котенок, - нежно прошептал я, смотря прямо ей в глаза. Она раскрыла свои дрожащие губы и прикрыла глаза в попытке отгородиться от меня. Ее руки, соскользнув с моей шеи, безвольно опустились вдоль ее тела. Так как она полусидела в моих объятьях, я притянул ее плотнее к себе и вместе с ней улегся обратно на кровать. Ее губы все еще были раскрыты и дрожали от страха. Я вновь приник к ним в нежном поцелуе, на этот раз проникая в ее манящий, и такой сладкий ротик языком. Она не отвечала, но и не сопротивлялась. Я решил продолжить, так как у нее не было истерики, и она уже перестала плакать.
Но как только я коснулся ее груди ладонью, она жалобно всхлипнула и вновь задрожала.
- Тише-тише, котенок. Я не сделаю тебе больше больно, обещаю.
Мягко коснувшись ее губ, я плавно спустился к ее шее, прокладывая себе путь поцелуями. Дойдя до ее груди, я аккуратно, пытаясь не спугнуть ее, взял в рот сосок и принялся его слегка посасывать, со временем увеличивая интенсивность. Я все еще находился между ее расставленными ногами, проведя рукой по клитору, я задел чувствительную точку, от чего хрупкое тело Беллы непроизвольно выгнулось ко мне навстречу
Переместив губы от ее груди к животу, я начал спускаться плавными поцелуями к ее лону, но стоило мне дойти до ее лобка, Белла, словно в бреду, начала молить меня остановиться. Я на минуту задумался, но решил не рисковать и послушался ее. Проделав обратный путь к ее губам, я прошептал в ее дрожащие губы:
- Не бойся, котенок, - одновременно целуя ее в губы, я начал проникать в нее своей плотью, ее руки взметнулись к моим плечам и сжались на них. Как только мой член продвинулся глубже, Белла напряглась и застонала мне в рот, я остановился, чтобы дать ей привыкнуть ко мне. Оторвавшись от ее губ, я взглянул в ее лицо, на котором все еще читался страх. Опустив руку к ее клитору, я начал перекатывать его между пальцами, чем вызвал стон у Беллы. Это стало последней каплей, я не мог больше терпеть, она была такая узкая и горячая, что я с низким рычанием непроизвольно одним толчком заполнил ее всю. Ногти Беллы сильнее впились мне в плечи, но я не прекращал стимулировать ее клитор, и, вскоре забыв о боли, она громко застонала. Я поглотил ее стон, впившись в ее губы и делая в нее очередной толчок своим членом. Она металась по постели, повторяя «Пожалуйста… пожалуйста, Эдвард…», сама не понимая, о чем просит. Но я понимал, и был полон решимости дать ей то, чего она просит.
- Скоро, Котенок, уже скоро… - Прикусив ее сосок, я увеличил трение своей руки о ее клитор, одновременно совершая более глубокие и частые толчки в ее лоно. Через минуту я почувствовал, как она напряглась и кончила, сделав еще пару толчков, я кончил в нее. Пытаясь не придавить ее весом своего тела, я перевернул нас так, чтобы Белла оказалась сверху. Она ничего не говорила, и по ее ровному и спокойному дыханию я понял, что она заснула. Крепче обняв ее и вздыхая аромат ее волос, я впервые за долгое время погрузился в безмятежный сон.
Мужчина_Мила_ Дата: Среда, 27.07.2011, 20:23 | Сообщение # 5
Человек
Группа: Новички
Сообщений: 18
Награды: 2
Репутация:  0
Замечания:  0%
Страна: Российская Федерация
Как влюбить в себя жену?

Глава 3. "Все могло быть по-другому... или исправляем ошибки"

Еще не до конца проснувшись, я почувствовала обнаженное тело, прижимающееся ко мне. Чьи-то руки крепко сжимали мою талию, будто боясь, что я могу исчезнуть. Первой моей реакцией было удивление, ведь я никогда не спала обнаженной. Да и объятия, стискивающие меня, явно принадлежали мужчине. Когда теплое дыхание коснулось моей шеи, мой сон окончательно развеялся, и осознание случившегося обрушилось на меня. Я лежала в постели с моим личным кошмаром. И мы оба были обнажены! Как только я об этом подумала, мое лицо загорелось от стыда. Да и не только лицо, уверена, что и все мое тело пошло красными пятнами от смущения. Ненавижу свое свойство краснеть, Мейсен всегда смеялся над этим моим недостатком. Так, стоп! Белла, не думать о Мейсене, а не то Кален старший проснется от твоего рева. Кстати, мне не хотелось лежать перед ним голой, когда он проснется, так что надо выбираться из его стальных объятий. Но легче сказать, чем сделать. Как бы я не пыталась расцепить его руки, у меня ничего не получалось. К тому же, я ужасно боялась его разбудить. В итоге он еще крепче укутал меня собой, я лежала на животе, а он обнимал меня сзади, и как только я почувствовала нечто твердое, упирающееся мне в бедро, паника охватила меня. Ночные события столь ярко предстали перед моими глазами, что я не смогла скрыть дрожь. Мое дыхание стало прерывистым от страха, и я с трудом могла вздохнуть. Что если он проснется, и захочет повторить все, что было ночью? И я не знаю, что пугало меня больше: боль, которую он причинил мне, или наслаждение, о существовании которого я никогда не догадывалась? Я не осознавала, что происходит с моим телом, когда Эдвард касался его. И это так пугало меня, я не должна была получать удовольствие от его действий ведь то, что он делал, было не правильно, я не хотела этого и никогда не захочу! Только не с ним!

EPOV

Я проснулся, как только она зашевелилась. Но не подал вида, что уже не сплю, у меня всегда был слишком чуткий сон и именно поэтому я не когда не делил постель с женщинами, которых время от времени трахал, даже когда они оставались на ночь, я отправлял их в комнату для гостей. Но с Беллой все было по-другому: сам не понимаю почему, но я относился к ней не так, как к остальным женщинам. Думаю, все дело в том, что я слишком долго мечтал о том, чтобы она стала моей. Уверен, что как только я привыкну к тому, что она полностью моя, я перестану так трепетно к ней относиться. И, хотя сам себе боялся в этом признаться, но я жалел о том, что сделал. Я не намерен был брать ее силой, думал, что смогу ее как-то уломать, соблазнить… Но, как оказалось, она была слишком упертой, и это ее «Делай, мне все равно!» - стало последней каплей. Я не сдержался… Какая же я сволочь! Надо как-то срочно реабилитировать себя, попытаться исправить ошибки. Мне не хотелось, чтобы она меня ненавидела, а может, уже ненавидит… Внезапно, она зашевелилась, прерывая тем самым поток моих мыслей. Странно, Белла тщетно пыталась выпутаться из моих объятий. Наивная, я никуда ее теперь не отпущу! Я сам себе удивлялся – мне все время хотелось прикасаться, и обнимать ее, чего я никогда не любил делать за пределами постели.
Белла вновь попыталась выбраться, но я не собирался так легко ее отпускать. От ее движений мой член дал о себе знать, затвердев, и упершись Белле в бедро, что видимо, не осталось ею не замеченным. Я почувствовал ее нервную дрожь и страх исходивший от ее хрупкого обнаженного тела. Не хотелось бы, чтобы она испугалась, и сделала какую-нибудь глупость. Я не хотел бы снова за ней гоняться, учитывая мои планы относительно нашего медового месяца. И, к тому же, мне не хотелось, чтобы они накрылись из-за того что моя жена испугалась моей утреней эрекции. Так что, сделав вид, что я зашевелился во сне, я отвернулся от нее и лег на свою половину кровати.

BPOV

Я чувствовала, как паника охватила меня и никак не могла привести в норму сбившееся дыхание. Он зашевелился и выпустил меня, лежа к нему спиной и не имея возможности наблюдать за его действиями, я затаив дыхание, ждала, когда он наброситься на меня. Шли минуты, но, к моему удивлению, ничего не происходило. Набравшись мужества, я, едва дыша, перевернулась на кровати в сторону Эдварда. Я не могла поверить тому, что вижу: лежа на животе и отвернувшись в другую сторону от меня, он мирно спал на своей половине кровати. Я прошлась по его спящей фигуре и, остановившись на простыне, до неприличия низко лежавшей на его бедрах, отчаянно покраснела. Руки были под подушкой, я взглянула на его голову, на которой царил бронзовый беспорядок из спутанных прядей. В пальцах закололо от желания запустить их в его прекрасную шевелюру. Но я отогнала эту мысль, как только она начала формироваться в моей голове. Да, нужно отдать должное, Эдвард безумно привлекательный мужчина, но это еще не значит, что я так просто упаду в его объятия. Внешность еще не главное. Я не такая как все те женщины, которых Каллен привык иметь в своей постели. Для них важны только его деньги и внешняя привлекательность. А мне не нужно не то, не другое.
Я аккуратно начала слезать с постели пытаясь не разбудить Эдварда, но как только я свесила ноги с кровати, пульсирующая боль между ног заставила меня непроизвольно застонать. Эдвард вздохнул. Испугавшись, что он проснулся и может увидеть меня, совершенно обнаженную около кровати, я, забыв о боли, метнулась в ванную и немедля закрыла дверь на засов. Повернувшись спиной к двери, я задохнулась от вида ванной комнаты. Она была полностью зеркальной даже потолок. Я впервые была в апартаментах Калена, и никак не ожидала того, что он предпочитает смотреть на себя пока купается, неужели он настолько самолюбив? (от автора: наивная Белла, даже не представляет, что Эдвард специально отделал ванную перед свадьбой, далеко не для того, чтобы собой любоваться). Но поймав свое отражение в зеркале, я тот час забыла про интерьер ванной комнаты. Вместо локонов, над которыми так трудилась Эллис на моей голове был полный беспорядок из спутанных волос. Глаза опухли, и ужасно покраснели от пролитых слез, хорошо, что я вчера смыла макияж, перед тем как лечь в постель в комнате для гостей. Но хуже всего было не это. Пройдясь взглядом по своему обнаженному телу, я заметила множество синяков и засосов. На талии и бедрах отчетливо виднелся отпечаток мужских пальцев. Дотронувшись до груди, где были следы от губ Эдварда, я невольно зашипела. Снова посмотрев в зеркало, я заметила покрасневшее запястье. Зачем я только сопротивлялась! Нужно было лежать, и ничего не делать, может, ему надоело бы, и он отстал, но я своим сопротивлением только распалила его. Но мне было так страшно, что я не контролировала свои действия. Но хуже всего то, что случилось в самом конце. Я наслаждалась. Как я могла позволить ему дарить мне такое всепоглощающее наслаждение после всего, что он со мной сделал? Я до сих пор не могу понять, как это произошло, как он смог превратить всю мою боль в невыносимое наслаждение? Боже что со мной не так? Никогда не замечала за собой тягу к мазохизму. Но, чтобы не случилось ночью, это больше не повториться. Я не позволю себе наслаждаться тем, что делает Эдвард с моим телом.

EPOV

Я был уверен, что как только выпущу Беллу из своих рук, она тут же умчится из комнаты. Но вместо этого она лежала на своей половине постели, почти не дыша. Я чувствовал ее взгляд, блуждавший по моему телу. Она что думает, что как только она пошевелиться, я тут же наброшусь на нее? Честно говоря, я бы так и сделал но, к сожалению, у нас совершенно не было на это времени. Самолет должен был вылететь в десять утра, так что нужно было поторапливаться. Но Белла так и не встала. Может развернуться и сказать ей, что я пока не собираюсь повторять события сегодняшней ночи? И тут я услышал ее стон. Черт! Моя эрекция стала болезненной. Почему, что бы она ни делала, я возбуждаюсь, как какой-то семнадцатилетний подросток? Хотя, даже когда я им и был, я не возбуждался так сильно. Я уж было передумал выпускать Беллу из постели, но когда я перевернулся, ее уже не было. Что ж на этот раз ей повезло. Взглянув на часы, я понял, что это к лучшему. Я еще успею насладиться Беллой. Так как было уже восемь утра, я решил принять душ в гостевой. Стоя под прохладным потоком воды, я думал о том, что не стоило так набрасываться на мою девочку. Но что сделано, то сделано и нечего уже не исправишь. С Беллой нужно быть нежнее и все получиться. Главное не повторять своих ошибок. Но, черт мне так трудно сдерживать себя рядом с ней, весь мой хваленый контроль который так помогает мне в бизнесе, летит чертям под хвост стоит мне лишь взглянуть на Беллу. Я прекрасно понимаю, что моя одержимость это хрупкой девочкой давно перешла грань дозволенного. Но я не привык сдаваться. Рано или поздно она придет в мою постель по собственному желанию, которое не будет уступать по силе моему.

BPOV

Душ значительно помог не только моему внешнему виду, постояв полчаса под охлаждающей водой, я немного успокоилась и сумела побороть желание вновь горько заплакать. Закутавшись в банное полотенце, я осторожно приоткрыла ванную дверь и заглянула в спальню. Эдварда нигде не было видно, так что я спокойно вошла в комнату. Мне нужно было одеться до того как вернется Эдвард, кажется Эллис говорила что повесила мое платье в гардеробной Эдварда. Найдя нужную дверь, я вошла в огромный шкаф, ведь только так можно было описать эту комнату. Зачем людям столько места для хранения одежды было выше моего понимания. Одна стена была полностью заполнена вешалками мужской одежды, а на другой висел чехол с моим платьем. На полочке сверху лежала косметика и аксессуары к платью, также здесь лежала коробка с обувью. На случай, если Эдвард вернется в комнату раньше, чем я успею переодеться, я взяла все это и пошла обратно в ванную комнату. К счастью, здесь был фен - иначе не представляю, что бы делала со своими волосами, Высушив волосы, я заплела их в греческую косу, оставив несколько прядей вокруг лица. А вот с макияжем были проблемы, я никогда не пользовалась косметикой. Но сегодня без нее не обойтись, так как глаза даже после прохладного душа были покрасневшими. Надев платье со специальным бельем, которое подобрала Эллис, я, в последний раз взглянув в зеркало и убедившись, что не одного синяка или засоса не видно вернулась в комнату Эдварда.

EPOV

Вернувшись в комнату и не обнаружив в ней Беллу, я хотел было узнать все ли с ней в порядке. Ведь она уже довольно-таки долго не выходила из душа. Но для начала решил все- таки одеться не хотелось бы, чтобы Белла закатила истерику, если уж она так испугалась моей эрекции, всего лишь почувствовав ее, представляю, что с ней будет, если она увидит ее. По правде говоря, это забавляло меня. И будь у нас время, я бы непременно присоединился к ней в душе.
Войдя в гардеробную, и одевшись, я уже выходил, когда заметил что вещей, которые приготовила для Беллы Эллис, не было. Видимо, моя пугливая жена решила переодеться в ванной подальше от меня. Я решил дождаться ее внизу, подальше от кровати, зная вкус моей сестры, я не сомневался, что Белла будет выглядеть ослепительно.
Включив мобильник, я позвонил своему помощнику и выяснил, что вылет по расписанию. Для меня было так странно брать отпуск. Я никогда не отдыхал от работы больше чем на пару дней. Но мне так хотелось насладиться тем, что я смог наконец-то заполучить Беллу. Когда пару лет назад я приобретал частный остров, я и предположить не мог, что он мне пригодиться для личных целей это просто был способ вложения денег. Джаспер был в шоке, когда я велел ему подготовить там все за месяц. Интересно будет посмотреть, как все получилось. О, черт! Белла спускалась с лестницы, и она выглядела так потрясающе, что я буквально потерял дар речи, что со мной никогда не случалось. Под моим взглядом она покраснела и опустила глаза. Мне стоит сказать ей, что в такие минуты она соблазняет меня сильнее, чем, если бы стояла полностью обнаженной?
Пожалуй, нет, я ведь не хочу, чтобы она перестала так делать. Спустившись, Белла в нерешительности остановилась, так и не посмотрев на меня. В чем дело? Мой котенок стесняется? Подойдя к ней вплотную, я притянул ее к себе, положив руку ей на талию, от чего она вздрогнула. Я решил проигнорировать это, она привыкнет рано или поздно, потому, что я собираюсь касаться ее как можно чаще. Подняв одной рукой ее подбородок, я заглянул ей в глаза. В них было столько беспокойства и страха, что мне невольно захотелось ее успокоить.
- Не хочешь пожелать мне доброго утра котенок? - ее глаза расширились, и она невнятно пролепетала приветствие, заикаясь в словах.
- Д..доброе утро Э…Эдвард.
- Разве так здороваются со своим мужем?- отведя взгляд в сторону, она вновь закусила свою соблазнительную губку. Она и впрямь не понимает, что делает? Будь передо мной любая другая женщина, я расценил бы это как приглашение. Но разве мне нужно приглашение для действий в отношении моей жены? Наклонившись, я нежно дотронулся до ее соблазнительного рта. Отпустив ее подбородок, я прошелся рукой по ее оголенным плечам и, спустившись к ее талии, сцепил руки в замок за ее спиной. Пройдясь языком по ее нижней губе, я захватил ее зубами, повторяя ее ранние действия, что так меня завели. Она не отвечала. Просто стояла, и ждала, пока я закончу. Она так ни разу и не ответила на мой поцелуй. Даже ночью, после того как я.… Прекращай Кален, какая тебе разница? Но разница была, черт возьми, и это ужасно меня злило. Мне нужен был ее ответ, и я его получу. Сегодня ночью.

BPOV

Я застегнула ремень, усевшись в кресло частного самолета Эдварда. С тех пор как мы вышли из дома он не проронил и слова. Не то чтобы меня это огорчало, у меня не было желания говорить с ним. Но молчаливый Эдвард Каллен пугал меня еще больше чем сердитый. Также после нашего «приветственного» одностороннего поцелуя я заметила, какую- то решительность в его взгляде. Он сидел в кресле, напротив полностью погрузившись в работу что-то печатая на ноутбуке, не обращая на меня никакого внимания, что не могло меня не радовать. Надеюсь, он не станет ко мне приставать хотя бы до конца полета.

EPOV

Я смотрел, как Белла дремала на своем сиденье. Она начала зевать задолго до того, как я завершил отчет, для Джаспера, на котором он настоял, позвонив мне в машине на пути в аэропорт, и закрыл ноутбук. Я позволил себе улыбнуться, Белла очаровательно засопела и повернулась на другой бок. Размышляя о сегодняшней ночи, я непроизвольно провел пальцами по гладкой щеке Беллы. Я дотронулся до легких веснушек, до линии подбородка, зная о том, что должен остановиться, если не хочу ее разбудить. Но это было так сложно. Она выглядела так соблазнительно в этом платье, что мне с трудом удалось делать вид, что я не обращаю на нее внимания. Она вздохнула, и это был нежный, и очень сексуальный звук. Затем Белла прошептала мое имя, и я едва сдержал желание поцеловать ее мягкие губы. Я медленно отодвинулся от нее, не желая ее будить и пытаясь подавить реакцию своего тела на ее близость.

BPOV

Дорога так измотала меня, несмотря на то, что я спала почти весь полет. До острова мы добирались на катере. И осознание того, что я была полностью во власти Эдварда на этом острове, где кроме нас никого не было, и он мог делать, что угодно приводило меня в неописуемый ужас. Я так сильно погрузилась в свои мысли, что не заметила, как мы попали в дом.
- Я отнесу вещи в спальню и вернусь. - От того, что Эдвард напомнил мне о том, что мы спим в одной спальне, мне стало еще хуже, я чувствовала, что еще немного и паника завладеет мной. Пытаясь успокоиться, я вышла на террасу и присела на диван, с которого открывался чудесный вид на океан. Сняв обувь, которая совершенно не подходила для пляжа, я прилегла, пытаясь успокоиться, слушая шум волн. В конце концов, ночь еще не наступила, а значит, у меня есть еще несколько часов, чтобы подготовиться к тому, что будет в спальне. Я так сильно расслабилась, что не заметила приближение Эдварда. Открыв глаза, я увидела его склоненное надо мной лицо, его губы были в паре сантиметрах от моих, и когда он произнес следующие слова, они касались моих слегка приоткрытых губ.
- Вчера ночью все могло бы быть по другому, Белла. - Он почти лежал на мне, я задрожала от страха, не представляя как выбраться из его крепких рук, удерживающих меня на диване. Наклонившись, он впился в мои губы жаждущим поцелуем. Я хотела вздохнуть, и, воспользовавшись этим, он протолкнул свой язык в мой рот. Я надеялась, что ему скоро надоест насиловать мой рот, ведь я никак не реагировала на ласки его языка, оставаясь безучастной. Но Эдвард и не думал прекращать поцелуй. Вместо этого его руки опустились на мои бедра, и он начал задирать подол моего платья. Я замычала сквозь поцелуй в надежде, что он оторвется от моих губ, но, когда он этого не сделал, попыталась убрать его руки, но он перехватил их и закинул мне за голову.

- Мне опять тебя связать, котенок? - что угодно, но только не это, я больше не вынесу то чувство беспомощности, которое чувствовала вчера, пытаясь освободиться от пут, сдерживающих меня. Со связанными руками мой страх перед Эдвардом увеличивался во множество раз. Я до сих пор не могу понять, чем был вызван мой страх перед ним, ведь до вчерашней ночи он не сделал ничего, из-за чего бы стоило его бояться. А страх перед ним был во мне всегда, насколько я себя помню. Возможно, все дело в его взгляде, направленном на меня. Во время праздничных ужинов, устраиваемых нашими семьями, он глядел на меня так словно я являлась главным блюдом, и он не прочь бы меня поглотить. И я совершенно не понимала причину этого взгляда. Во мне не было ничего, что заставило бы его так смотреть на меня.
- Ну, так что, ты будешь хорошей девочкой и лежать смирно? - Прошептал он хриплым голосом мне на ухо, от чего непонятная мне дрожь пробежала по телу, оставляя за собой мурашки на моей коже. Закрыв глаза, я кивнула в знак согласия. Оставив мои руки лежать над головой, он снова вернулся к моим бедрам. Поцеловав меня в мочку уха, он вновь припал к моим губам в очередном поцелуе.
Пробравшись руками под платье, он остановился на оголенном участке кожи между трусиками и чулками, после чего простонал мне в рот в знак одобрения. Мои ноги лежали между его расставленных ног, что видимо его не совсем устраивало и, пройдясь ладонями от щиколоток до колен, он рывком раздвинул мои ноги и улегся между ними. Он надавил на мою промежность своими бедрами, и я почувствовала, как что-то твердое упирается мне между ног. Я дернулась от него, когда поняла, что это. Но его рот не выпускал мои губы из своего плена, казалось ему все равно что он не получает ответа на свои действия. Он лишь сильнее вдавил в меня свои бедра и что-то довольно простонал.

EPOV

Я вдавил в нее своим членом и простонал от удовольствия. Чувствуя, что Белле не хватает воздуха, я оторвался от ее губ и плавно перешел к ее лебединой шее. Никогда не пробовал кожу вкуснее, чем у нее. Пройдясь руками по неприкрытому чулками участку кожи я, поглаживая, добрался до внутреннего участка бедра прямо под центром ее женственности.
Мне хотелось наблюдать за тем как мои руки поглаживают ее бедра. Оторвавшись от ее шеи, я сел на корточки у ее ног. Я задохнулся, когда увидел на ее белоснежных бедрах синие отметины в виде своих пальцев. Черт, как я мог быть так не аккуратен с ней? Подхватив ее под попу, я прижался между ее раздвинутых ног и, подняв ее с дивана усадил к себе на колени. Белла насторожено наблюдала за мной. Положив руки на ее колени, я заговорил.
- Давай заключим сделку, котенок. Поцелуй меня, и я до утра больше ничего от тебя не потребую.
Ее глаза в неверии распахнулись, и она уставилась на меня как на очередное чудо света, о существовании которого она и не подозревала. Это заставило меня рассмеяться.
- Ты оставишь меня в покое… за поцелуй?- она явно сомневалась в правильности услышанного.
- За все твои поцелуи.
- О чем ты?
- Если ты поцелуешь меня сейчас сама без моей помощи, а так же пообещаешь, что будешь впредь отвечать мне, когда я тебя целую. Итак, котенок, ты согласна?
- Да.
- В таком случае начинай, - она явно ждала, что я сам ее поцелую, но мне хотелось, что бы этот поцелуй был полностью ее инициативой, как тогда…
Недовольно глядя на меня, Белла осторожно подвинулась поближе, и, наклонившись, слегка задела губами мои губы. Я вновь почувствовал электрический импульс, который пробежал между нами.
- У нас с тобой разные представления о поцелуе, Белла. Ее глаза вспыхнули. Потрясающе!
- Прости, если не соответствую твоим представлениям – язвительно ответила она. Она не перестает меня удивлять, то трясется от страха, то язвит. Интересно.
- Попробуй еще разок. – Схватив ее за затылок, я притянул ее обратно, и прошептал ей в губы – Поцелуй меня снова, котенок. Поцелуй так, как тогда, давным-давно ночью, в доме моего отца.
– Но тогда я приняла тебя… за другого, – еле слышно прошептала она, хорошо, что она не сказала за кого именно, не думаю, что смог бы сдержать свой гнев.
- На самом деле, Белла?
- Да, я приняла тебя за… - но договаривать она, наверное, все же не захотела, так я вмиг почувствовал ее горячие губы на своих. Это было потрясающее ощущение. Наконец-то она меня поцеловала. Наши языки сплетались в диком танце страсти, я даже не мог предположить, что она на такое способна. Да, определенно, это стоило того, чтобы я сегодня, как и обещал, не прикоснулся больше к ней. Ведь, наконец-то инициатива исходила от нее. Хотя, и по моей просьбе. Я не хотел отрываться от нее, у меня просто сносило крышу. Одной рукой я залез под трусики, и стал массировать ее клитор, отчего Белла на миг, оторвавшись от моего рта, выгнулась, как дикая кошка, почти беззвучно прошептав:
- Продолжай, - я снова набросился на ее губы…
Мужчина_Мила_ Дата: Суббота, 03.09.2011, 16:13 | Сообщение # 6
Человек
Группа: Новички
Сообщений: 18
Награды: 2
Репутация:  0
Замечания:  0%
Страна: Российская Федерация
БОНУС.

2008 год Рождество в доме Калленов.

До начала ужина оставалось еще достаточно времени, так что я решила, не откладывая, сделать то, для чего набиралась мужества уже несколько недель. А, конкретно: поцеловать Мейсона. Мой первый поцелуй. Я так мечтала, чтобы это был именно он, даже если он посмеется надо мной, а такое может случиться - по крайней мере, я получу хотя бы этот единственный поцелуй от него. До недавнего времени я и не задумывалась о таких вещах, но кроме меня, все девочки в нашем классе уже перецеловались с мальчиками. И многие из них целовались именно с Мейсоном - сей факт невероятно меня расстраивал.
Мой дом и дом Мейсона стоят по соседству, и мы с детства дружим друг с другом. Наши родители очень близки, так что мы, можно сказать, выросли вместе. Но в последнее время Мейсон начал отдаляться от меня. Раньше мы много времени проводили вместе, а сейчас только здороваемся. Вернее, он только здоровается, я же пытаюсь хоть как- то разговорить его, но он лишь отмахивается от меня как от назойливой мухи. Мама говорит - у него возраст такой, и сейчас ему больше интересно проводить время с мальчишками, а не со мной. Все девочки в школе только о нем и твердят. Я, конечно, знала - мой друг очень привлекателен, но как-то не обращала на это внимания. Но недавно поняла - он нравится мне гораздо больше, чем просто друг. И я сильно надеялась - мой сегодняшний поцелуй сдвинет наши отношения с мертвой точки.
Сказав Мейсону, что мне нужно срочно с ним поговорить, я попросила его подойти к беседке, выстроенной на заднем дворе Калленов. Вокруг была жуткая темень: видимо гирлянды, украшавшее это сооружение со всех сторон, сгорели из-за вчерашнего сбоя электричества. Пройдя вовнутрь беседки, я присела на скамью. Прождав пятнадцать минут, я разочарованно поняла - в очередной раз меня проигнорировали. Я ужасно расстроилась: вскочив с места и совершенно не обращая внимания на окружающую меня темноту, поспешила оттуда уйти. Но неожиданно врезалась в чью-то каменную грудь. Инстинктивно мои руки тут же взметнулись на плечи этого человека. Но я не дотягивала до них. Странно: мне казалось – Мейсон не такой высокий. Подняв голову, я попыталась рассмотреть выражение его лица, боясь увидеть на таком родном и любимом лице раздражение, к которому привыкла за последний год. Но в темноте невозможно было ничегошеньки разглядеть. Я чувствовала через теплую куртку, как его руки до сих пор удерживали меня, и это напомнило мне о том, зачем я его позвала. Он пришел, а это должно хоть что-то да значить.

EPOV

- Слушай Джаспер это семейный ужин, и я не могу просто так уйти. К тому же я уже три года подряд праздную Рождество с тобой в этом клубе и заранее могу предсказать, чем закончится для нас эта ночь, проведи я ее в твоей компании.

- Не припомню, чтобы ты раньше жаловался, – пытаясь, изобразить обиженный тон, пробормотал Джаспер в трубку.

- В чем дело? Не можешь никого подцепить без моей помощи? - ехидно поинтересовался я, зная, что это его заденет, и он начнет протестовать.

- Иди к черту, Каллен. В отличие от тебя, меня тут со всех сторон окружают обалденные цыпочки, - ну конечно, кто еще его может окружать в самом элитном борделе Лос-Анджелеса. Не то чтобы кому-то из нас нужно было покупать секс, но штучки, которые вытворяют девочки из этого заведения, не каждая сможет. К тому же мы с Джаспером ходим туда только по праздникам, но в этот раз я решил провести его с семьей, а не в окружении шлюх, чего Джаспер в силу своей испорченности не понимал.

- Блин, как можно променять обалденный вечер в компании голых красоток и выпивки на семейный ужин в кругу семьи? Ты не заболел, приятель?- собеседник на том конце провода не унимался.
Не мог же я ему сказать, как сильно соскучился по родному дому - он бы поднял меня на смех.

- Я предлагал тебе поехать, Джас. Еще не поздно - можешь приехать прямо сейчас и попытаться понять, на что я променял вечер веселья в клубе, - я подозревал - Джаспер ничего не знает о прелестях семейных праздников и традиций. И кроме меня, у него никого не было из близких. Я чувствовал себя немного виноватым, когда оставлял его наедине с самим собой в Рождество.

- Ты, должно быть, шутишь: променять вечер в компании Марии ради какого-то ужина? Я еще в своем уме, приятель. Ладно, мне пора. С Рождеством, неудачник! Уверен, там нет ни одной особи женского пола, которая бы смогла снять твое напряжение. Так что удачи тебе с «этим», - заржал этот придурок, прежде чем бросить трубку.

В отличие от этого недоумка, я вполне могу обойтись без секса одну ночь.
Решив прикурить, я направился в сторону беседки в сад - не дай Бог, Эсме заметит! Если узнает, что я снова вспомнил об этой пагубной привычке, начнет читать нотации, будто мне все еще семнадцать, а не двадцать восемь. Сад уже погрузился в темноту, но рождественские гирлянды почему-то не горели - должно быть, повредилась проводка. Я медленно поднимался по ступенькам в беседку, когда в меня что-то врезалось. Не дав «этому» упасть, я обхватил чье-то тело руками и понял, что «этот кто-то» - женщина. Я уже собирался выдать какое-то язвительное замечание насчет внимательности, когда эта особа заговорила.

- Почему так долго? Я жду уже полчаса, Мейсон.
Черт! Видимо, это одна из девчонок моего брата. Карлайл мне уже все уши прожужжал просьбами не давать Мейсену деньги на карманные расходы, так как он тратит их на девушек определенного поведения. Я, конечно, его понимаю: сам в его возрасте был таким - подростковые гормоны и все такое. Но Карлайл прав – необходимо принимать решительные меры, раз Мейсен уже и в дом начал тащить своих девок. Я решил пока не выдавать себя – зачем себя лишать возможности поиздеваться над молодняком, а заодно и посмотреть, как поведет себя эта девица. Она явно была не довольна, что братик заставил ее мерзнуть на улице в такую погоду. Интересно, где он собирался этим с ней заняться? Принюхавшись, я почувствовал аромат ее волос. Мне никогда не нравились, как благоухали сверх всякой меры мои подружки на одну ночь - у меня возникало такое ощущение, что они выливают на себя духи флаконами - но эта девушка пахла потрясающе. Неосознанно я вновь вдохнул в себя пропитанный ее ароматами воздух. Я не мог сказать точно, чем именно она пахнет, но это определенно было чем-то сладким. Меня застало врасплох внезапное желание зарыться в волосы незнакомки, снова и снова утопая в этом неповторимом аромате. Я прижал хрупкое тело ближе к своему, ожидая дальнейших действий с ее стороны.

BPOV

Как только я почувствовала, что он прижал, меня ближе к себе, я решилась. Я сделаю это, и будь что будет. Робко обхватив его за шею, я приподнялась на цыпочки и, молясь чтобы не промахнуться, и в темноте коснулась его губ. Но тут же отпрянула, почувствовав электрический импульс, пробежавший межу нашими губами. Решив попробовать еще раз, я снова коснулась его губ и почувствовала их невероятную мягкость. От него пахло сигаретами, но, как ни странно, это не оттолкнуло меня, хотя обычно я терпеть не могу этот запах. Он выдохнул мне в губы, и это придало мне смелости и, вспомнив наставления Анжелы о том, как нужно целоваться, я с трепетом дотронулась до его губ языком. До сих пор бездействующий Мейсон с утробным рычанием начал целовать меня в ответ, пройдясь своим языком по моим губам: он протолкнул его в мой рот, от чего у меня перехватило дыхание. Поцелуй был страстным, но в то же время нежным - я и представить не могла, настолько это может быть приятным. Распахнув мою куртку, он запустил под нее руки и крепче притянул меня за талию к себе. Пройдясь руками по его плечам, я поняла, что он вышел без куртки. Пряжа, его свитера, была невероятно шелковистой на ощупь, и я продолжала поглаживать его от плеч до локтей и обратно вверх. Неожиданно меня осенило - весь вечер на Мейсоне была зеленная рубашка: у него аллергия на шерсть, и свитера он принципиально не носит. Но это мысль покинула меня, как только он, запустив свою руку мне в волосы, наклонил мою голову и принялся целовать в губы, с новой силой заставляя меня парить от наслаждения, которого я никогда прежде не испытывала. Я не могла связно соображать, плавясь под ласками его языка, мне казалось: еще чуть-чуть и я лишусь сознания. Как только я начала задыхаться от нехватки воздуха, он отпустил мои губы и спустился к шее, принимаясь покрывать ее беспорядочными поцелуями, от чего по телу разлилось приятное тепло, а кожа покрылась мурашками. Могла ли я вообразить, что моя затея поцеловать Мейсена может закончиться тем, чем мы занимались в темноте этой беседки, и я захочу чтобы эти ощущения, которые дарят его прикосновения, длились вечно? (прим. автора: берегись своих желаний, Белла.)

EPOV

Как только губы незнакомки прикоснулись ко мне так несмело и осторожно, я перестал контролировать себя. Я не мог понять своей реакции, мне снесло крышу от поцелуя неопытной девчонки. Я ошибался, когда думал что это одна из девок моего непутевого брата - как только я начал целовать ее, я понял по ее реакции и по тому, как она пыталась отвечать мне. Совершенно точно - эта девочка, кем бы она ни была, никогда не целовалась раньше. Мне срочно необходимо притормозить - но мое тело жило собственной жизнью и не желало останавливаться. Впервые в жизни я получал столько удовольствия от поцелуя. Мне никогда особо не нравилось целоваться, и я всегда использовал поцелуи как средство разогревания партнерши перед сексом, но почему-то с этой незнакомой девушкой, которую я даже не видел, мне хотелось целоваться, не прерываясь ни на миг. Ее губы были столь нежны, что мне хотелось поглотить их полностью. А ее вкус был просто потрясающим - примесь шоколада и клубники. Ее хрупкая фигурка дрожала в моих руках, что заводило меня еще больше. Запустив одну руку в ее волосы, в то время как другой придерживал ее за талию, я наклонил ее голову и со всей страстью, что кипела во мне, накинулся на ее губы. Я облизывал и кусал ее губы не в состоянии насытиться новыми для меня ощущениями. Почувствовав, что ей не хватает воздуха я, оставив на время ее губы, спустился к ее шее, вдыхая ее божественный аромат, и начиная целовать шелковистую кожу. Она еле слышно простонала, и сильнее обхватила меня за плечи. Не в силах больше терпеть, я вновь вернулся к ее губам, на этот раз, целуя ее более медленно, наслаждаясь каждым движением ее губ под моими.

- Белла ты здесь? - донесся из темноты голос моего брата, что заставило девушку в моих объятьях мгновенно замереть.
Белла. Дочь Чарли Свона лучшего друга моего отца. Черт бы меня побрал - я только что целовал четырнадцатилетнего ребенка, человека которого безгранично уважаю! О чем я вообще думал, когда набросился на незнакомую девушку, будто сто лет женщин не видел?! А ты ее и не видел, усмехнулся внутренний голос.

- Тебя Чарли ищет, они там что-то…
Свет резко ударил по глазам, но это не помещало мне увидеть шок на лице девушки, стоящей передо мной. Но он быстро сменился смущением, - я наблюдал за тем, как она покрылась очаровательным нежным румянцем. Ее шоколадные глаза расширились, когда она взглянула мне в глаза, а припухшие от наших поцелуев губы слегка приоткрылись - и мне вновь захотелось припасть к ним в поцелуе. Каштановые волосы растрепались, подчеркивая ее ангельскую красоту. Мой взгляд прошелся по ее еще не до конца сформировавшейся фигуре, и остановился на груди, через ее кофточку отчетливо проглядывались напряженные горошинки сосков, выступившие то ли от холода, то ли от наших недавних поцелуев. Как я надеялся, скорее от последнего. Она была очаровательна. И в будущем станет еще прекрасней.

- Да я… я уже иду, - она пыталась взять в себя в руки, но у нее это плохо получалось. Ее ручки подрагивали явно не от холода, когда она заправляла волосы за уши. Развернувшись, она чуть ли не бегом направилась в дом, пару раз при этом споткнувшись.

BPOV

Как только я осознала случившееся, страх охватил меня. Мне с трудом удалось дойти до ванной в комнате для гостей. Посмотрев в зеркало и увидев, что стало с моими губами, я не сдержалась и заплакала. Как я могла так ошибиться и поцеловать вместо Мейсона его старшего брата. И что самое ужасное - я до сих пор ощущала на губах вкус его потрясающего поцелуя. Как мне могло это понравиться? Нет, мне вовсе не хотелось целовать, мистера Калена. Все дело в том: я думала - это был Мейсон. Да, так и есть - все дело именно в этом. Если бы я только знала, кто находится в темной беседке, никогда бы не позволила ему себя целовать. Успокоившись и умывшись, я вышла из ванной и в дверях столкнулась с мистером Калленом.

EPOV

Белла убежала, а совсем не маленькая проблема в моих брюках осталась. Чертов Джаспер будто предвидел это. Я уже собирался войти в ванную для устранения моей проблемы, как неожиданно дверь открылась, и из нее вышла Белла. И как только я взглянул на нее, моя проблема увеличилась, что становилось уже довольно болезненным. Мой взгляд задержался на ее белоснежной шее, великолепно контрастирующей с цветом ее свитера. Вспомнив, как я совсем недавно целовал ее, мне нестерпимо захотелось повторить все свои ранние действия, но уже при свете дня. Я жаждал видеть, как мои губы коснутся ее совершенных линий. Я понимал греховность собственных желаний. Она еще совсем ребенок: ей должно быть четырнадцать, раз она младше Мейсона на год. Мне двадцать восемь лет. Черт! Если ее отец узнает, он меня точно посадит за совращение малолетних. Не то, чтобы я боялся: с моими деньгами и связями я могу не переживать из-за таких мелочей. Но Своны - старые друзья семьи, и мне не хотелось бы разочаровывать Карлайла своим поступком. Постаравшись взять себя в руки, я решил сгладить ситуацию.

- Слушай мне жаль, я не знал что это ты. Видимо, и ты тоже приняла меня за моего брата. Давай сделаем вид, будто ничего не произошло. О’кей?
Хотя мне и не было жаль, я решил - это самый лучший способ все исправить. Она испуганно смотрела на меня, нервно покусывая нижнюю губу. Ее взгляд метался между мной и дверью, будто она обдумывала план побега в случае моего нападения. Мне удалось сдержать смех от абсурдности этой мысли, я никогда не принуждал женщин к сексу, и как бы сильно не желал Беллу, не собирался на нее бросаться. Но она была такая забавная, что я сделал шаг, вперед наблюдая за ее реакцией. Она меня не разочаровала – глаза расширены, губа все еще закушена, щеки покраснели. Черт, если она не уйдет, я за себя не отвечаю.

- Я собирался в ванную, если, ты не против?
Она встрепенулась, будто только что осознала происходящее.

- Да конечно, извините, мистер Каллен.
Не успел я что-нибудь сказать, как ее и след простыл. Да уж! Интересненькое ожидается Рождество в этом году!
Мужчина_Мила_ Дата: Суббота, 03.09.2011, 16:14 | Сообщение # 7
Человек
Группа: Новички
Сообщений: 18
Награды: 2
Репутация:  0
Замечания:  0%
Страна: Российская Федерация
ГЛАВА 4 Я его хочу?

EPOV

- Продолжай, - я снова набросился на ее губы, пытаясь как можно глубже проникнуть в рот своим языком, при этом дразня ее рукой. С губ девушки сорвался еще один глубокий грудной стон, сводящий меня с ума, как только я надавил сильнее на ее клитор.
Вряд ли она понимала, что я делаю, но неосознанно отвечала мне. Я прекрасно знал о вещах, происходящими между нами: влечение было взаимным, хоть она и пыталась противиться этому. И речь идет не только о сиюминутной ситуации. Я чувствовал эту страсть между нами за долго до того, как переспал с ней: она вспыхнула в ту далекую ночь, когда ее губы впервые коснулись моих. Я уверен – Белла помнит тоже самое. Она не отдает себе отчета в своих действиях, отталкивая меня. При этом моя жена страстно желает повторения того нашего сумасшедшего поцелуя – ведь никто не целовал ее так, как я. После того случая в темной беседке я думал, что забуду об этом нелепом эпизоде, но я не мог выбросить из своей головы ни сам поцелуй, ни ту удивительную девушку. Это было глупо - я взрослый мужчина потерял голову из-за школьницы, которая к тому же была без памяти влюблена в моего брата. Но самое поразительное было то, что этот самый брат совершенно не видел ее красоты: я много раз наблюдал, как он был с ней груб, и в такие моменты мне хотелось хорошенько его треснуть. Но Белла, казалось, не обращала на это внимания - она смотрела на него сквозь розовые очки своей детской влюбленности, чем невероятно меня бесила. Я пытался отвлечься с помощью других женщин, я даже находил таких, которые максимально напоминали ее, но это не работало - на их месте я видел только Беллу. Дошло до того, что я не мог никого целовать - не хотелось испытывать то разочарование, настигавшее меня в миг соприкосновения с чуждыми мне губами. Снова и снова целуя сотни губ других женщин, я в сердце лелеял надежду испытать те же ощущения, что и от поцелуя с Беллой, но она угасала с каждым днем. Чуда не происходило: они были не такие, как та неискушенная девушка. Эти женщины были дешевой фальшивкой, в то время как Белла заключала в себе все сокровища мира. Их запах, не заставлял меня терять голову, а касание их языками моих губ вызывало лишь отвращение, холод и безнадежность, в то время как я мог бы целовать такие вожделенные губы Беллы.

Я буквально задыхался от наслаждения, которое дарил мне ее сладкий рот. Она все еще задыхалась, пока моя рука хозяйничала в ее трусиках, но я не давал ей кончить, желая, чтобы она почувствовала хотя бы сотую часть тех мучений из-за неудовлетворения, которые я постиг в полной мере по ее вине. Ее руки отталкивали меня, в то время как бедра двигались навстречу моей руке. Она захныкала, когда я ввел в нее сразу два пальца и начал двигать ими, с каждым толчком ускоряя темп. Она больше не могла отвечать на поцелуй, но я не отрывал от нее своего рта, ловя губами каждый ее стон. Как только по сокращению мышц ее жаркого лона я понял, что она собирается кончить, я сразу же выпустил ее губы и убрал свою руку из ее трусиков.

BPOV
Это произошло снова: я опять испытывала те чувства и ощущения, которые, думала, навсегда потеряны для меня. И что самое ужасное, я вновь испытала их не с тем человеком. Вернее, с тем же. Пока я целовала его, мне показалось, что я вновь вернулась в ту ночь, когда я впервые дотронулась до мужских губ. Его губ. Все эти годы я думала, что забыла, как целуется Эдвард Каллен, но, как оказалось, мое тело помнило, каково это ощущать себя в его руках. Сейчас, когда страх отступил, я смогла осознать – я еще жажду его поцелуев, как и той ночью. Но если тогда у меня и было оправдание тому, что мне понравился наш безумные поцелуй, то сейчас у меня его не было. Тогда я ошибочно думала - как только поцелую Мейсона, то сразу же почувствую, какого это целовать любимого мужчину на самом деле, а не представлять его на чужом месте. Но этого не произошло. После того, как мне исполнилось семнадцать Мейсон, сам стал проявлять интерес к моей персоне, чем приводил меня в восторг. Но от его поцелуев я не забывала собственного имени и у меня не подкашивались ноги, как в ту незабываемую ночь с его братом… Я, скорее, испытывала раздражение, и как бы стыдно не было в этом признаться, мне было неприятно и непонятно, почему поцелуи Мейсона меня не заводят. Ведь я люблю Мейсона. Но тогда почему я не могу, получать удовольствие от его поцелуев так же, как я наслаждалась поцелуями Эдварда? Я столько раз говорила себе - всему виной опыт Эдварда в любовных делах, ведь у него было столько женщин. В каждом журнале и газете он мелькал с совершенно с разными женщинами - от блондинок до мулаток: не мудрено, что он так хорошо целуется. Но сейчас я не была уверенна - дело наверняка в опыте Эдварда, а не в нем самом.

Я хотела, остановить его, как только он прикоснулся ко мне, и напомнить о соглашении: ведь мы договаривались лишь о поцелуе. Но мое тело совершенно не желало останавливаться. То, как он целовал мои губы, было непередаваемо приятно: он мог быть грубым и одновременно нежным, будто извиняясь, что за секунду до этого буквально искусывал мои губы, словно голодный хищник свою добычу. И этот контраст сводил меня с ума. Как только его пальцы вошли в меня, я почувствовала мимолетную боль, которая исчезла, как только он вновь дотронулся до моего комочка нервов. Я буквально задыхалась от наслажденья,…как вдруг все прекратилось. Его руки и губы одновременно покинули меня. Открыв глаза, я в недоумении уставилась на него, не в состоянии скрыть своего глубокого разочарования. Я чувствовала себя просто ужасно - как будто меня, не предупреждая, окатили холодной водой. Но как только я осознала, что происходило минуту назад, мое лицо моментально покрылось краской стыда, и мой неизменный румянец в очередной раз заявил о себе, с космической скоростью распространяясь по всему телу.

EPOV
Твою мать! Зачем она это делает? Я так живо представил, как покраснела ее грудь под этим чертовски соблазнительным платьем. Никогда не встречал женщин, способных краснеть вплоть до кончиков ушей. Я и так с трудом себя контролировал, а ее румянец совсем не помогал мне сосредоточиться на том, чтобы вновь не накинуться на нее. Но я напомнил себе, что совсем не хочу повторения вчерашней ночи. Когда я вновь займусь с ней сексом, она будет умолять меня не останавливаться, а не наоборот. Взглянув на нее, мне с трудом удалось сдержать довольную ухмылку. Я знал – она стыдится предательской реакции собственного тела, но также я был уверен - ее тело жаждет продолжения того, на чем я предусмотрительно остановился. Опустив голову Белла, разглядывала воротник моей рубашки, будто нашла в нем нечто, весьма ее интересующее. Погладив ее нежную щечку, я спустился до ее подбородка и, приподняв голову, заставил взглянуть мне в глаза. В ее глазах читалось замешательство вперемешку со жгучим стыдом, от того что она позволила себе наслаждаться моими действиями.

- Как насчет ужина, котенок? - она явно не ожидала столь резкой перемены темы. - Или ты передумала и хочешь продолжить то, на чем я остановился? Я с удовольствием это сделаю, но боюсь, после этого я не смогу остановиться лишь на поцелуях. Что ты выбираешь?
Я знал ответ, но попытаться все же стоило.

- Я...мне нужно переодеться, - она вновь опустила свой взгляд, видимо поняв собственный промах: не стоило упоминать про раздевание.

- Зачем? Можешь просто снять свое платье, кроме меня здесь никого нет.
Черт, мне бы так этого хотелось, но из того, что я знаю о Белле, она еще не скоро будет расхаживать голой при мне. Мне предстоит адская работы. Притянув ее за талию, я осыпал поцелуями ее шею, слегка посасывая кожу, так, чтобы не было отметин. Она тут же уперлась мне руками в плечи, отталкивая меня. По ее телу прошла дрожь возбуждения, и она еле слышно простонала, и как бы мне не хотелось продолжить, я все же отстранился.

- Иди, жду тебя на кухне через пятнадцать минут.
Не хотелось бы, чтобы она заперлась от меня в комнате и просидела там весь вечер. Встав с моих коленей, она поплелась в дом с опущенной головой.

В столовой уже был накрыт стол с нашим ужином. Джаспер как всегда все предусмотрел. В ожидании Беллы я мерил шагами комнату, пытаясь проанализировать, как вести себя сегодня вечером. Если я вновь на нее накинусь, она опять будет продолжать упрямиться, как бы ей все это не нравилось. А в том, что ее тело реагирует на меня, так же как и в ту ночь, когда я впервые почувствовал вкус ее губ, у меня не осталось сомнений после поцелуя на террасе. Мне стоило огромных усилий остановиться и не взять ее прямо там. Но ее взгляд после того, как я не дал ей кончить, определенно того стоил. Я не знал, что делать дальше. По моему гениальному плану: она не должна была сопротивляться. Согласившись на сделку со мной, она должна была осознавать, что секс является основой брака. Для меня уж точно. Возможно, не испорть я все вчера ночью, она бы вела себя по-другому. Чертов Джаспер умышленно спаивал меня, надеясь на мою отключку прежде, чем я доберусь до новобрачной. Но вчера вместо того, чтобы просто заснуть, я потерял над собой контроль опять же из-за выпивки. Мне предстоит уйма работы из-за вчерашней оплошности. И я понятия не имел, с чего начать. Обычно я не старался понравиться женщинам и как-то им угодить. Да это было и не нужно, так как они сами велись на мою внешность и деньги. Но Беллу, казалось, это не волнует, и я не знал, что с этим делать. Я не хотел больше ждать – я и так потерял напрасно уйму времени. В конце концов, мы заключили сделку, и придется завтра ей об этом напомнить. Она согласилась, и пришло время платить.

Появившись на пороге столовой, Белла нерешительно остановилась. Подойдя к столу и выдвинув для нее стул, я сделал ей приглашающий знак, после чего она, молча села за стол. Опустившись напротив, я наблюдал, как она заправила влажные после душа волосы за уши и нервно облизнула губы. Я даже думать не хотел о причине, по которой она приняла душ. Так как этим поводом наверняка служили мои пальцы, побывавшие в ее трусиках, и их незаконченная работа. Мне бы и самому не помешал бы душ, желательно ледяной. Решив игнорировать ее в надежде на то, что она расслабится и нормально поест, я приступил к своему ужину. Пару минут Белла неотрывно глядела на меня, затем она все же принялась за еду. Мне казалось, эта пытка продлиться вечность: напряжение, что витало между нами, не давало забыться ни на минуту. Зная, что зрелище, как она ест, заводит меня еще больше, если такое возможно, я пытался не поднимать на нее взгляд, но мне с удавалось это с огромным трудом. Каждый раз когда ее губки обхватывали вилку, мое воображение представляло, что бы еще она могла так же обхватить своим соблазнительным ртом…
Витая в облаках в мечтах о Белле и о ее чудесном ротике, я и не заметил, что она закончила есть. Жена поднялась со стула, отнесла свою тарелку в раковину и принялась ее тщательно отмывать, как будто хотела протереть дырку в посуде. Мне казалось, она готова делать, что угодно, лишь бы не смотреть в мою сторону и не говорить со мной. И это начинало меня злить – такая напряженность отнюдь не способствовала исправлению сложившейся ситуации. Чтобы хоть как то успокоиться и вновь не сорваться на Белле, я решил поплавать. Но перед этим…

BPOV
Почувствовав его руки на своей талии, принявшиеся нежно выводить круги животе – я тут же напрочь забыла о несчастной тарелке, которую усердно начищала.
- Продолжай, я ведь тебе не мешаю, котенок?
Это, скорее, был риторический вопрос, и даже если бы я попросила его прекратить меня гладить, он бы не послушался. И, если признаться себе честно, я вовсе не хотела, чтобы он убирал свои руки. Подняв мою кофту, он прикоснулся к оголенной коже моего живота, от чего меня прошил знакомый электрический импульс. Я не понимала, что со мной происходит. Почему я позволила творить такое Эдварду со мной на террасе? Именно: позволила - я даже и не думала упорствовать, вместо этого, я сама льнула к нему, как не знаю, кто. Нет, это была не я. Тихая и скромная Изабелла Свон, которая ни разу даже не побывала в комнате для наказаний, не повела бы себя подобным образом с мужчиной, даже если этот мужчина и являлся ее мужем. Но стоило ему прикоснутся ко мне, и я теряла себя. Вместо меня появлялась страстная ждущая его ласк женщина, которую, мне казалось, я смогла прогнать той ночью, когда по ошибке поцеловала Эдварда. Но сейчас она вернулась вновь, благодаря Эдварду. Как я могла любить одного, а желать другого? Это ненормально, особенно после случившегося, когда он грубо овладел мной впервые. Теперь по логике вещей я должна была его бояться, а не таять от его ласк. Но сейчас, когда я чувствовала на себе его руки, а его губы путешествовали по моей шее, я не ощущала никакого страха - только желание медленно, но неотвратимо распространяющееся по моему телу. Все эти годы, когда видела Эдварда, я удерживала себя, не давая воспоминаниям о той сладкой ночи заполнить мою голову. Каждый раз при попытках Мейсона сблизиться со мной физически, я убеждала себя, что мой отказ и моя реакция на его близость не имеет никакого отношения к тем событиям. В миллионный раз я убеждала себя, утопая в самообмане, будто мне только все привиделось, а те невероятные ощущения, которые подарил мне Эдвард, являлись исключительно плодом моей больной фантазии. Мейсон при всем старании не мог мне подарить подобного удовольствия, как бы я этого не желала. Но сейчас, когда эти ощущения и то блаженство, которое я однажды получила, повторились, я не могла себе больше лгать. Все дело в Эдварде и в реакции моего тела на него. И это пугало - я не хотела этого испытывать, это было неправильно.
Отодвинув волосы одной рукой, он поцеловал меня за ухом, что заставило меня задрожать от переполняющего меня возбуждения, от которого, как мне казалось, я избавилась не так уж и давно, и которое он вновь во мне пробудил.
- Я собираюсь окунуться перед сном. Ты как?
Он говорил это, не отрывая своего рта от моей шеи, из-за чего я не могла сконцентрироваться на его словах. Но как только я поняла смысл сказанного, то тут же ответила, боясь, что он может принять мое молчание за согласие. Он дал обещание, что сегодня ничего не будет от меня требовать, но он вполне может передумать, если мы будем практически обнажены, купаясь в океане.
- Нет, я прияла душ, к тому же я устала после перелета.
Мне с трудом удавалось казаться спокойной и не вырываться из его рук - я хотела, чтобы его воздействие на мое тело прекратилось. Будто читая мои мысли, он спустился поцелуями к ключице, покрывая ее частыми поцелуями. Мое дыхание, с таким трудом пришедшее в норму, вновь сбилось.

EPOV
Я не мог оторваться от нее, ее кожа была столь приятна наощупь, а ее потрясающий аромат, присущий только ей, дурманил мою голову. Я каждый раз искал его в женщине, с которой был, но так и не смог найти. И теперь, наконец, понял почему. Так пахла только одна девушка на земле. Я был так глуп, когда думал что смогу вытеснить ее из своей головы с помощью других женщин. Я не получал такого жгучего удовольствия даже от многочасового секса с ними, которое дарило мне лишь ощущение ее кожи под моими губами.
Я собирался быть грубым и напомнить ей о сделке, но как только коснулся ее, мой гнев мгновенно испарился.

– Можем лечь вместе, и тогда мне не придется плавать, чтобы измотать себя физически и не наброситься на тебя.
То, как мгновенно она замерла, заставило меня засмеяться прямо ей в шею, от чего она покрылась мурашками. Решив больше ее не мучить, я молча вышел из кухни и направился прямиком к океану.
Рассекая волны мощными гребками, я беспрестанно прокручивал в голове события последних четырех месяцев. В моем плане все было так идеально, и я уж точно не рассчитывал иметь дело со строптивой женой. И раз уж в ближайшие десять лет нам предстоит быть вместе во всех смыслах этого слова, мне придется сделать так чтобы, она как можно быстрее привыкла к своему теперешнему статусу моей жены.

BPOV
Боже, о чем только думала Элис, упаковывая мои чемоданы. В них были одни купальники и самое откровенное и соблазнительное белье, которое я только видела. Да я в жизни этого не надену - все эти сорочки открывают намного больше, чем прикрывают. Эдвард может придти в любую минуту, а я за сорок минут так и не смогла найти в этой куче белья, что-нибудь поприличнее, хотя бы доходящее до середины бедра. Да, проблема. Если пикантная вещица и не показывала ноги, то полностью оголяла грудь. Сомневаюсь, что Эдвард сможет оставаться в бездействии, если я лягу в постель в одном из этих «нарядов для медового месяца», как было написано в записке, оставленном Элис в чемодане для меня. С таким же успехом я вообще могу лечь обнаженной - не вижу особой разницы. Наконец, выудив с самого дна чемодана нежно фиолетовую шелковую сорочку с отделкой из черного кружева на груди, я издала радостный клич, не веря своему счастью. Я тут же запихнула все остальное в чемодан и запрятала его обратно в шкаф - он мне точно больше не понадобиться. Зайдя в ванную, я переоделась и удовлетворенно отметила, что сорочка почти достигает практически моих коленей – это, конечно, не привычные для меня хлопковые шорты и футболка, в которой я обычно спала дома, но все же лучше, чем все остальное эротические обновки. К тому же я отметила, что шелк приятно холодил кожу. Молясь про себя, чтобы Эдварда еще не было, я вернулась в спальню и с облегчением обнаружила его отсутствие. Забравшись на кровать, я полностью укрылась простыней и попыталась как можно быстрее уснуть. Что оказалось не так то просто: то ли из-за того что я слишком сильно нервничала из-за Эдварда, то ли из-за удушающей жары, которую я чувствовала каждой клеточкой тела. Простыня, укутавшая меня, вскоре пропиталась влагой – по телу струился пот, но я ни за что не хотела демонстрировать свои прелести Эдварду. Не в состоянии больше терпеть, я отбросила влажную ткань в сторону и, приняв наиболее удобную мне позу, попыталась расслабиться и не думать о том, как поведет себя Эдвард, когда придет.

EPOV
Смыв соленную воду в душе, расположенном прямо на пляже, я прошел в дом. Войдя в спальню, я обнаружил, что Белла уже спит. Что было даже к лучшему, учитывая, что я принял решения не давить на нее, а постараться постепенно завоевать доверие жены. И мне бы точно не помогло, если бы я снова на нее набросился, не смотря на обещание, данное ей на террасе. По крайней мере, она больше не будет изображать из себя статую во время поцелуев со мной. Подойдя к кровати со своей стороны, я лег и, притянув Беллу к себе, крепко обнял ее за талию, уткнувшись ей в волосы и в очередной раз утопая в ее аромате. Я думал о том, что никогда еще не испытывал такое ощущение легкости и спокойствия рядом с женщиной. Пробормотав что-то не разборчивое, Белла крепче прижалась ко мне, накрывая мои руки, обернутые вокруг ее талии, своими.

Почувствовав, как прогнулся матрац кровати, я сразу же проснулся, и успел уловить лишь силуэт Беллы, мелькнувший в направлении к ванной комнате. В спальне было светло, значит уже расцвело, я устроился поудобней, решив подождать Беллу на супружеском ложе.
Она не выходила, наверное, уже полчаса, из-за чего я начал беспокоиться. Встав с широкой постели, я решил проверить, что она там так долго делает, и я очень надеялся, что она не прячется в ванной от меня, потому что если это так, ей точно не поздоровиться.
- Белла ты в порядке?
Постучавшись в дверь, спросил я, но ответа так и не дождался.
- Белла я вхожу!
И то, что я обнаружил, попав во внутрь, явно не предвещало ничего хорошего, так как моя молодая жена лежала без сознания на кафельном полу ванной…
Мужчина_Мила_ Дата: Суббота, 03.09.2011, 16:14 | Сообщение # 8
Человек
Группа: Новички
Сообщений: 18
Награды: 2
Репутация:  0
Замечания:  0%
Страна: Российская Федерация
Глава 5 Неспособный любить?

- Белла, я вхожу!
И то, что я обнаружил, попав во внутрь, явно не предвещало ничего хорошего, так как моя молодая жена лежала без сознания на кафельном полу ванной… Подскочив к ней, я перевернул Беллу и увидел на ее лбу кровь: должно быть она ударилась, когда падала. Подхватив ее тело на руки, я понес ее в комнату и опустил на кровать. Надеясь, что она не сильно ударилась, я прощупал ее пульс, который был слишком медленным.

К тому же я заметил, что у нее была повышенная температура, что не могло быть следствием удара. Не зная точно, как долго она пролежала в ванной без сознания, я попытался привести ее в чувство. Сходив ванную и намочив в холодной воде полотенце, я приложил его к ее лбу, предусмотрительно вытерев кровь, где уже начал проявляться внушительный синяк. Ее кожа была мертвенно бледной, что также вызывало мое беспокойство. Мне нужно было привести ее в чувства и выяснить, что с ней не так.
- Белла…
Поняв бесполезность своих действий, я решил поискать аптечку. Ничего не найдя в ванной, я переместился на кухню и, спустя пятнадцать минут поисков, смог, наконец, ее найти на верхней полке кухонного шкафа. Бросившись обратно в спальню к Белле, я увидел ее в том же положении, в котором и оставил - к моему сожалению, она так и не пришла в себя. Выудив из аптечки флакон с нашатырем, я поднес его к ее носу - через несколько секунд резко вздохнув, Белла начала приходить в себя. Она резко поднялась, от чего у нее наверно вновь закружилась голова.
- Тише, тише, котенок, не вставай…
Удержав ее за плечи, я вновь уложил ее на подушки.
- Я …что случилось?
Она выглядела такой потерянной, что захотелось обнять ее и успокоить, но мне нужно было прояснить ситуацию.
-Ты ударилась в ванной, по-видимому, когда упала, у тебя жар, Белла.
- Мне было плохо, голова закружилась.
Она говорила медленно, обдумывая каждое слово, как будто никак не могла сконцентрироваться. Скорее всего, это было из-за удара и поднявшейся температуры.
- Что-то еще беспокоит?
- Живот ужасно болит.
Черт, она явно отравилась и точно не в легкой форме. Хорошо, что я знал, как надо было поступать в таких случаях, и вызывать врача не было необходимости. Тот год, который Карлайл заставил меня проучиться на медицинском факультете, не прошел зря. Отец всегда хотел моего следования по его стопам. Для него это было что-то вроде семейного дела, передающегося по наследству. У Каленов в каждом поколении были врачи, и я, несомненно, разочаровал отца, когда перевелся с медицинского на архитектурный факультет. Несколько лет он даже не разговаривал со мной из-за этого. Но я хотел достичь чего-то в этой жизни - мы никогда не бедствовали, но мне нужно было нечто большее, а средний заработок, который получает врач. Я хотел иметь миллионы, и они у меня есть, и я ни о чем не жалею.
Белла простонала - видимо живот беспокоил ее больше, чем она хотела это показать.
-Тошнота присутствует?
Ей явно было неловко обсуждать такие подробности со мной. Но я решил сделать вид, будто не замечаю ее зажатости. Меня всегда умиляла ее стеснительность, но сейчас был не тот случай, когда бы я об этом мечтал.
- Белла, если я не буду знать симптомов, то не смогу тебе помочь. Не упрямься, пожалуйста, и ответь на вопрос.
Я разговаривал с ней терпеливо и нежно, совсем как с маленьким ребенком, надеясь, что это поможет ей расслабиться и прогнать свой страх передо мной. Я знал - она боялась меня, и мне это не нравилось в сложившейся ситуации.
- Утром тошнило перед тем, как я упала.
Теперь ясно, почему она так помчалась в ванную.
- Думаю, это пищевое отравление, но все же стоит позвонить Карлайлу. Он ведь ваш семейный доктор.
Лучше знать наверняка. Учитывая разницу во времени, в Лос-Анджелесе должно быть где-то три часа дня, поэтому вероятность разбудить отца в пять утра нет.
- Это совсем не обязательно - я в полном порядке.
Мне хотелось съязвить на это ее заявление, но я заставил себя проигнорировать его. Не хотелось бы, чтобы по моей вине ей стало хуже. Дозвонившись до отца и описав ему симптомы, я убедился в правильности своих догадок. Отец также сказал, что на ее состояние могли повлиять смена климата и стресс, связанный с подготовкой к свадьбе и самим бракосочетанием. Неосознанно он заставил меня чувствовать себя виноватым из-за теперешнего состояния Беллы. Попрощавшись с отцом и попросив никого не посвящать в наш разговор, я повесил трубку и вернул все свое внимание к Белле.
Она задремала и даже в таком состоянии она завораживала меня. Только сейчас я заметил, что на ней было надето - из-за всей этой суматохи я не обратил внимания, как потрясающе цвет сорочки оттеняет ее белоснежную гладкую кожу. А черное кружево привлекало к себе внимание с каждым колыханием ее груди. Подойдя к кровати, я прилег рядом с ней и принялся изучать каждую черточку ее лица. Это была моя первая возможность так близко и внимательно рассмотреть ее. Я думал о том, что видел женщин намного красивее нее. Да и не только видел. С тех пор как я познал прелести секса, у меня в постели побывали самые красивые девушки, но не одна из них не вызывала во мне столь выраженного чувства обладать ими безраздельно и навсегда. Может они и были привлекательнее Беллы физически, но я знал, что они никогда не смогут заставить меня чувствовать то ослепляющее желание, которое я испытываю к своей жене. Я никогда не думал о женитьбе, да и не собирался когда-либо идти на этот шаг. Но так как это был единственный способ заполучить Беллу, я все-таки пошел на него. Я, конечно, мог потребовать от нее стать моей любовницей вместо жены, но, в таком случае, она не была бы в моей власти настолько, насколько мне бы этого хотелось. К тому же я знал, что Белла не из тех искушенных женщин, которых я привык иметь в своей постели. Она была слишком чиста для этой роли. Из нее выйдет просто идеальная жена, я был в этом уверен. Так почему же я должен был отказываться от этого дополнительного бонуса?
Заметив, что ее сорочка практически мокрая от пота, я решил ее переодеть. Встав, я направился к шкафу, но там была лишь дневная одежда. Не могла же Эллис упаковать для нее только одну ночную сорочку? Зная мою сестру и ее любовь к шопингу, я в этом сильно сомневался. Заметив в углу шкафа нераспакованный чемодан, я решил его проверить, и каково же было мое удивление, когда я обнаружил, что он был полностью переполнен одним только бельем. Ужасно сексуальными вещичками, при виде которого в моей голове возникли образы Беллы в нем, что привело меня в моментальную боевую готовность. Но для сексуальных игр был совсем неподходящий момент. Попытавшись взять в себя в руки и найти что-то подходящее, я обнаружил, что во всех этих вещах ей будет жутко неудобно в ее состоянии. Отложив чемодан обратно, я взял свою белую футболку и направился обратно к Белле. Присев рядом с ней на постель, я обнял Беллу, слегка приподняв для того, чтобы снять с нее ее влажную сорочку. Она просто горела, что было не очень при таком положении дел. Решив для начала сбить температуру, я, взяв ее на руки, направился в ванную. Встав вместе с Беллой под душ и включив холодную воду, я позволил ей литься на нас обоих. Она даже не пошевелилась, хотя вода была просто ледяная. Не желая, чтобы к отравлению прибавилась еще и простуда, через пять минут холодного душа, стянув с нее мокрые кружевные трусики и обмотав ее полотенцем, я вернулся в спальню. Она так и не пришла в себя, но я чувствовал - температура хоть и не совсем, но все же спала. Высушив ее полотенцем и стараясь не реагировать на ее обнаженное тело, я надел на нее свою футболку, а сам отправился обратно в ванную, так как с меня по-прежнему капало, а единственное, что на мне было одето, это мои боксеры, промокшие насквозь после купания с Беллой. Приведя себя в порядок и одевшись в джинсы и рубашку, я решил постараться разбудить Беллу и дать ей принять жаропонижающее, хранившиеся в аптечке - но мне так же нужны были и другие лекарства, которых здесь не было, так что перед тем, как будить ее, я решил позвонить Джасперу и дать указания насчет этого.
Не найдя свой мобильник, я решил позвонить из кабинета. Через несколько гудков Джас, наконец, взял трубку. Изложив ему суть проблемы, я очень удивился, когда он замялся, не решаясь мне о чем-то сказать. Но я слишком хорошо знал его, так что надавив на нужные точки, я уже слушал о том, что не одна Белла отравилась. Как оказалось, дело было в еде, которую нам подали в самолете. И половина экипажа сейчас находилось в больнице в намного худшем состоянии, чем Белла - ей повезло, так как она почти ничего не съела, а я же, кроме кофе, не ел совсем.
-Уверен - Блек постарался, у него всегда было извращенное чувство юмора.
Чертов ублюдок, все время пытается напакостить, но в этот раз он перешел всякие границы!
- Проводится экспертиза - жду результатов. Но все же, советую тебе отвезти Беллу к врачу. Мало ли что этот ненормальный мог подмешать в еду.
- Ладно, ты, наверное, прав. Вызовешь для нас катер?
- Конечно, босс. Сам-то как?
Он спрашивал это как бы между делом, но я знал, что он на самом деле беспокоится. Таков уж Джаспер, хоть Эллис и удалось его изменить, но он все же не любил показывать свою привязанность и беспокойства к кому-либо, пытаясь спрятать это под шутливым тоном.
- В порядке. Ты же знаешь, я не могу есть в самолете.
- Что ж, хоть что-то путевое вышло из этой твоей глупой привычки. Хорошо, жди катер – он будет через сорок минут максимум.
Меня переполнял гнев на Блека: из-за этого недоумка Белла сейчас лежит в постели, и неизвестно, какие могут быть последствия - этот чертов пес меня уже изрядно достал. Он никогда не играл честно, и я не слишком удивился этой его выходке. Спокойно! Разберусь с ним позже - сейчас главная моя забота это Белла. Взяв стакан воды из кухни, я направился в спальню – пришла пора будить мою жену.
Она выглядела такой уязвимой и милой, лежа на громадной кровати, в моей футболке, которая достигала ей почти до коленей. Не удержавшись, поставив стакан рядом с лекарством на прикроватную тумбочку, я наклонился над ней и поцеловал в ее прекрасный спящий ротик. Мне хотелось всегда будить ее поцелуями - может она этого еще не хочет, но настанет день, и она будет просить меня об этом. Приобняв ее за талию, я нежно водил своими губами по ее закрытому рту, она начала шевелиться, но не проснулась, лишь выдохнула мне в губы. Поняв, что если не остановлюсь, то потеряю над собой контроль, я заставил себя отстраниться. Погладив ее щечку, я позвал ее по имени, и когда это не помогло, легонько встряхнул жену за плечи. Наконец, начав просыпаться, она приоткрыла свои чудесные глазки и в непонимании взглянула на меня.
- Белла…
Наконец, поняв, где она и с кем, ее глаза немного расширились, и постепенно она начала вспоминать события сегодняшнего утра. Время пожимало - катер должен прибыть с минуты на минуту, и я сразу приступил к объяснениям.
- Сейчас должен прибыть катер, и мы отправимся на нем в больницу. Тебе необходимо одеться, котенок.
После моих слов ее взгляд переместился на мою футболку, которая была на ней, и она яростно покраснела. На ее лице были написаны все мысли по этому поводу, и мне они совершенно не понравились. Я видел, как ее глаза наполняются слезами, чего мне никак не хотелось допустить.
- Нет, как бы мне этого не хотелось, но я предпочитаю, чтобы во время занятий любовью, женщина была в сознании, а не в полной отключке. Так что можешь об этом не беспокоиться, сладкая.
Она хотела возразить, но очевидно у нее сил не хватило даже на это - она пораженно вздохнула и прикрыла глаза. Взяв с тумбы лекарство, я протянул его Белле.
- Это снимет жар, пей.
Она молча подчинилась и запила таблетку. Затем я направился к шкафу за одеждой для нее. Найдя коротенькие шорты и топик, завязывающийся на шее - к нему не требовался лифчик, я также достал трусики, помня, что не одел их на нее после купания. Белла лежала с закрытыми глазами, и как только она услышала мои шаги, приоткрыла их и попробовала встать. Но без особого успеха – скорее всего, головокружение вернулось. Положив вещи на постель, я присел и подтянул ее поближе к себе. Я начал поднимать футболку в попытке снять ее с нее, но поняв это, она намертво вцепилась в нее, в ужасе смотря на меня.
- Что ты делаешь?
- Вообще-то собирался тебя переодеть, но если у тебя есть предложения получше…
- Я сама могу одеться.
- Можешь, конечно, но какое мне от этого удовольствие, к тому же я справлюсь с этим гораздо быстрее. Так что расслабься и не мешай мне.
Не дав ей время среагировать, я одним рывком стянул с нее футболку, и она осталась совершенно обнаженной. Когда до нее дошло происходящее, она вновь покраснела и тут же схватилась за простынь, укутавшись в нее. Из-за слабости она двигалась медленно, за это время я бы уже успел ее одеть. Но я лишь молча наблюдал за ее действиями, признаюсь - она забавляла меня своей стыдливостью.
- Знаешь, когда час назад я охлаждал тебя под душем, я рассмотрел абсолютно все, -
прошептал я ей на ушко. После чего, поцеловав его, вновь выпрямился и произнес, - поэтому тебе совершенно не следует от меня закрываться.
Не дожидаясь ее ответа, я стянул с нее простынь и, быстро схватив трусики, натянул их на ее прекрасные бледные бедра. Она тут же прикрыла грудь руками. Решив покончить с этим, как можно скорее, я не стал обращать на это внимание - я не понимал причины стеснения Беллы своего божественного тела. Надев на нее шорты, я уже взял топ, когда она заговорила.
- А как же… мне нужен лифчик.
Я в недоумении взглянул на нее - опустив голову, она разглядывала свои ноги. Боже, даже в таком состоянии эта девчонка не перестает со мной спорить.
- С этим топом он не нужен.
-Тогда принеси другой, - уже смелее произнесла она, приподняв голову и смотря мне прямо в глаза.
Котенок решил выпустить коготки, ну-ну.
- Если ты сейчас же не наденешь этот топ, можем вообще без него обойтись и остаться в постели, - угрожающе прошептал я.
Мне совсем не хотелось, чтобы она пререкалась со мной по любому поводу. После моей фразы она тут же подняла руки и позволила мне надеть на себя топ. Завязав тесемки на ее шее, я не удержался и примкнул к ней в поцелуе. Белла даже не дернулась, видимо все силы ушли на спор со мной. С трудом заставив себя оторваться себя от ее шеи, я встал и направился за расческой в ванную, так как ее волосы были еще влажные после душа и находились в абсолютном беспорядке. Вернувшись с расческой, я остановился, не зная, с какого конца начать - я никогда не расчесывал женщинам волосы и понятия не имел, как именно это делается.
Поняв мои колебания, Белла протянула руку за расческой. Решив не спорить в этот раз, я молча вложил ее в руку жены.

BPOV
Проснувшись в объятьях Эдварда, я поняла, что буквально горю, но этот жар не имел отношения к здешнему климату. У меня была температура, к тому же меня ужасно подташнивало. Почувствовав ком, поднимающийся к горлу, я попыталась расцепить крепкие объятия своего мужа и как можно скорее добраться до ванной комнаты. Наконец, мне это удалось, и я опрометью бросилась в ванную - тошнота усиливалась с каждой секундой.

После десятиминутного выворачивания содержимого моего желудка в раковину, я, почистив зубы и умывшись холодной водой, уже собиралась вернуться в постель, когда резко повернувшись, ощутила неожиданное головокружение. Последнее, что я запомнила, перед тем как провалиться в темноту - это удар моей головы о раковину…
Очнувшись от резкого запаха, ударившего в нос, я тут же попыталась подняться, но сильные руки не давали мне пошевелиться.
- Тише, тише, котенок, не вставай…
Удержав меня за плечи, он вновь заставил меня лечь.
- Я …что случилось?
Как я оказалась в кровати? Последнее, что я помню, это как меня рвало над раковиной.
-Ты ударилась в ванной, по-видимому, когда упала. У тебя жар, Белла.
Боль в голове напомнила мне об ушибе, который я получила прежде, чем потерять сознание.
- Мне было плохо - голова закружилась.
И я никак не могла сконцентрироваться - к боли в голове прибавились судороги в животе.
- Что-то еще беспокоит?
Прежде, чем я успела подумать, я выпалила.
- Живот ужасно болит.
О чем тут же пожалела, так как он начал задавать вопросы о моем самочувствии, чего мне совершенно не хотелось. Почему все неприятности происходят именно со мной? Мне было так неудобно перед Эдвардом. Мне не нравилось приносить кому-либо, неудобства, даже если это был Эдвард. Но он был настолько терпелив и нежен со мной, и я сама, того не замечая, ответила на все его вопросы. Но мне совсем не хотелось, беспокоить доктора Калена, это было лишнее. Обычное отравление - через день пройдет. Но спорить с Эдвардом бесполезно - это я знала из своего прошлого опыта, к тому же у меня совершенно не было для этого сил…

Мне было так приятно, ощущать это тепло под своими губами - мой спящий мозг еще не определил, что именно это было. Но это определенно было приятно. Вздохнув, я не нашла в себе сил чтобы проснуться, и попыталась вновь забыться при помощи сна, когда почувствовала, как это тепло покинуло мои губы. Меня встряхнули за плечи, выдергивая из плена сна.
Все, что происходило дальше, я плохо воспринимала, но как только мой взгляд зацепился за футболку, надетую на меня вместо той сорочки, что была на мне еще утром, сознание немного прояснилось. Я не могла поверить, что он мог таким образом воспользоваться моей беспомощностью. К глазам против воли начали подступать слезы. Меня очень обижало такое отношение – меньше всего мне хотелось быть лишь средством для удовлетворения чьих-то потребностей.
- Нет, как бы мне этого не хотелось, но я предпочитаю, чтобы во время занятий любовью, женщина была в сознании, а не в полной отключке. Так что можешь об этом не беспокоиться, сладкая.
Я испытала такое облегчение от этих слов. Но оно продлилось недолго – Эдвард решил сам меня переодеть. Надо было признать - сил у меня совершенно не было, но все же я не могла позволить ему видеть меня полностью обнаженной при свете дня. Укрывшись простыней, мне хотелось взвыть от своей беспомощности - слабость в теле была столь велика, что я не могла даже связно думать.
- Знаешь, когда час назад я охлаждал тебя под душем, я рассмотрел абсолютно все.
Его шепот заставил меня задрожать, и, боясь услышать слова, которые мне ни в коем случае не хотелось слышать, я просто подчинилась.
Правда, моя покорность продлилась недолго – стоило мне заметить, во что он собирается меня обрядить, я вновь начала возражать. Я никогда не носила таких открытых вещей, а уж о том, чтобы выйти из дома без лифчика, не могло быть и речи. Но, как известно, Эдвард Кален всегда добивается своего.

Дорога до больницы прошла, словно сквозь меня - последние мои силы были потрачены на то, чтобы распутать мои слишком густые и длинные волосы. Во время пути я ощущала объятия Эдварда, поддерживающие меня, но возражать против этого у меня не было сил да и желания, если честно, тоже. Не знаю, почему, но я чувствовала себя в безопасности в его объятьях.

EPOV
Пройдя полное обследование в самой лучшей местной больнице, врач заключил, что мы очень вовремя к нему обратились, так как у Беллы обнаружилось легкое сотрясение мозга. Чем, в большей части, и объясняется ее слабость. Так же ей промыли желудок и сделали все необходимые анализы. Как выяснилось, эта падла Блек подсыпал в еду отравляющие химикаты, сильного действия, которые при большом употреблении могли привести к летальному исходу. Ему ужасно повезло - в организме Беллы обнаружилась меньшее количество, чем у моих служащих с самолета - иначе он бы уже покоился на ближайшем кладбище.
Выписав инъекции, а так же некоторые таблетки, врач отпустил нас домой, предупредив о постельном режиме для Беллы как минимум три дня. Все эти утомительные процедуры отняли у нее все силы, и сейчас всю дорогу до острова она спала, свернувшись в моих объятьях, и как ни странно, мне это ужасно нравилось. За весь сегодняшний день мне не хотелось бросить ее на попечение кого-нибудь, а самому сбежать от нее как от чумы, а ведь именно так я и поступал, когда моей очередной любовнице нездоровилось. Но только не с моей Беллой. Мне хотелось заботиться о ней и лелеять ее как самый драгоценный камень. И это совершенно не было на меня похоже, поэтому невероятно пугало. Будь я моложе, то подумал бы, что влюбился, но я не был юным подростком и прекрасно осознавал невозможность своей влюбленности в нее. Я вообще не способен любить.
Мужчина_Мила_ Дата: Суббота, 03.09.2011, 16:15 | Сообщение # 9
Человек
Группа: Новички
Сообщений: 18
Награды: 2
Репутация:  0
Замечания:  0%
Страна: Российская Федерация
Глава 6 Он не так уж плох?

BPOV
Проснувшись ближе к ночи, я поняла, что меня лихорадит, но я пыталась вести себя как можно тише – Эдвард не должен был услышать меня. Хотя вряд ли он смог уловить какие-то звуки, находясь в другой части дома. Мне казалось - я превращаюсь в лед. Холод был столь обжигающим - сдерживать дрожь, пронзающее мое тело, ни капельки не получалось.
Я почти ничего не помню из происходящего после возвращения из больницы, знаю только - Эдвард периодически давал мне лекарства, и заставлял больше пить. В голове была полная каша. Только я с моим везеньем могла заработать сотрясение, свалившись в ванной от обморока.

Простынь совершенно не согревала - на острове, где круглый год лето, скорее всего, не припасены теплые одеяла. Эдвард предупреждал о вероятности у меня легкой лихорадки и просил позвать его, если она начнется. Но я не собиралась этого делать. Терпеть не могла болеть, а сейчас, особенно, когда Эдвард не спускал с меня глаз. Целый день он просидел со мной в комнате, разбирая бумаги в кресле у окна и приглядывая за мной. Это невероятно напрягало, но вскоре я вздохнула с облегченьем: несколько часов назад ему позвонил Джаспер, и он отправился в свой кабинет «уладить некоторые вопросы», как он сказал.

Послышались шаги Эдварда. Войдя в спальню, он остановился на пороге, глядя на меня. В комнате горел ночник, и мой муж он мог свободно меня рассматривать. Мне все-таки не удалось скрыть от него свою дрожь, так как прозвучал вопрос:

- Холодно?

И почему он такой наблюдательный?

- Вовсе нет.

Я ведь не обязана говорить ему правду.

Он хрипло рассмеялся от моей неуклюжей попытки обмануть.

- Ты совсем не умеешь врать, котенок. Не волнуйся, я тебя согрею.

Подойдя к постели, Эдвард начал снимать с себя одежду: стянув рубашку, он принялся за пояс брюк - металлическая пряжка звякнула, заставляя меня нервно вздрогнуть. Брюки присоединились на полу к рубашке. Я не могла не признать - его тело было великолепным, не слишком накаченным, но и не хилым - как раз то, что нужно. Даже в таком состоянии мне вновь захотелось запечатлеть его на полотне, не знаю причины, но он завораживал меня.

Оставшись в одних боксерах, он приподнял край простыни и забрался ко мне в кровать. Притянув мое дрожащее тело вплотную к своему, муж не дал мне возможности возразить. Но мне и не хотелось противиться - его жаркое тело, соприкасаясь с моим, дарило мне блаженное тепло, в котором я так нуждалась. Обернув вокруг меня руки, он практически укрыл меня своим телом. На мне была его футболка - Эдвард вновь одел ее на меня, после нашего возвращения из города, прежде чем уложить свою больную жену в постель. Собравшись вокруг талии, она не прикрывала мои ноги, которые находились между ногами Эдварда, и я чувствовала электрические импульсы там, где соприкасалась обнаженная кожа наших бедер. Мне было немного страшно находиться так близко с его почти обнаженным телом - воспоминания о недавней брачной ночи все еще пугали меня, но я молилась, чтобы он вновь не причинил мне такую адскую боль. Не столько физически, сколь душевно.

Как ни странно, но мне было удобно в его объятьях, будто так и должно быть. Хотя дрожь и не прошла полностью, я должна была признать: мне стало намного лучше в руках Эдварда.

Он легкими движениями растирал мне руки от локтей до плеч, разогревая мою кожу. Лежа уткнувшись мне в шею, он учащенно дышал, иногда покрывая ее поцелуями. Я спрашивала себя, почему вместо желания прекратить это в корне, я с нетерпеньем ожидала следующее прикосновение его губ к моей коже.

Когда я в очередной раз вздрогнула, он прошептал мне на ушко.

-Хм… Знаешь, котенок, если снимешь футболку, согреешься намного быстрее.

Я тут же перестала вздрагивать. От чего он приглушенно рассмеялся мне в шею. Думаю, ему нравилось меня дразнить, и моя реакция на его провоцирующие поползновения. Хотя я совершенно не понимала, что в этом забавного.

EPOV

Боже, дай мне сил! Я еле себя сдерживал, чувствуя, как ее грудь вплотную прижимается к моей. Я даже мог ощущать ее соски через эту долбанную футболку. Это было так чертовски сложно сдерживаться, находясь так близко к той, которую настолько сильно желаешь. Я прекрасно понимал, что сейчас не позволю себе трахнуть ее. Я бы конечно мог, но мне не хотелось усугублять сложившуюся ситуацию – моей жене и без того было плохо. Черт, прекрати об этом думать. Легче сказать, чем сделать - ее дрожь лишь увеличивала мое возбуждение. Пытаясь хоть как то отвлечься, я предложил ей снять майку - она тут же замерла, вызвав у меня смех. Я уже столько видел ее голой за сегодняшний день, а она до сих пор умудряется стесняться меня. Я не мог не признать, что именно это и привлекало меня в ней. Я никогда не знал, чего ожидать. Я так привык к моей жизни по своим собственным правилам, но Белле всегда удавалось их нарушать. Я никогда не мог предугадать ее реакцию, на что-либо сказанное мной. И это злило и интриговало одновременно.

Наблюдая за ней весь день сидя у окна и пытаясь сосредоточиться на бумагах, я понял, что совершенно не жалею о принятом мной решении заполучить ее. Звонок Джаспера заставил меня ненадолго отвлечься от моей молодой жены. Этот чертов Блек еще ответит мне за испорченный медовый месяц. Как выяснилось, он подослал к нам в компанию своего человека, который и организовал все это массовое отравление штата работников. Я даже не пытался понять, для чего он выбрал именно этот по-детски глупый способ мне насолить. Видимо, сделка с Вольтури не на шутку разозлила этого психа. Заказ должен был получить он, но как только итальянская строительная компания выяснила дурные наклонности Блека, они отказались с ним сотрудничать. И естественно этот заказ получил я. Не один уважающий себя бизнесмен не заключит важную сделку с наркоманом и пьяницей. Коим, несомненно, Блек и являлся. В своем намерении достать меня, он ввязал в это и Мейсона. Этот ублюдок знал, на какие точки давить, пытаясь меня обыграть. Он надеялся, что употребление Мейсоном с ним на пару кокса как-то скажется на моей репутации. Но этого не произошло - я не позволил дойти этой информации даже до родителей, не говоря уже о прессе. В свои двадцать четыре года Джейкоб Блек имел довольно-таки большой послужной список в полиции, в отличии от меня, всего добившегося своими усилиями. Этот тип был всего лишь избалованным папенькиным сыночком, которому все досталось по рождению - это его и бесило. Он был уверен - таким как я, не место среди таких принцесс, подобных ему. Не скрою, мне доставляло огромное удовольствие соперничество с ним. Я знал - в любом случае останусь в выигрыше. Я всегда выигрывал. Но в этот раз он перешел границы дозволенного, и ему придется за это ответить.

Белла зашевелилась, напоминая о себе. Я и не заметил, что уже некоторое время лежал неподвижно, уткнувшись ей в шею. Вспомнив, чем бы я сейчас мог заниматься со своей прекрасной женой, моя злость на Блека вспыхнула с новой силой. Почувствовав мой гнев, Белла дернулась в моих объятиях. Взяв ее за руки, я положил их к себе на плечи, заставляя ее приобнять меня. Она вздохнула, но подчинилась.

- Как насчет поцелуя на ночь, котенок?

Мне нужно было отвлечься от мыслей о Блеке, к тому же я уже сутки не ощущал потрясающего вкуса рта своей жены. Мне было просто необходимо чувствовать ее рот на своих губах, и сейчас я был ужасно доволен собой из-за сделки, заключенной с ней вчера на террасе. Она должна была ответить мне на поцелуй, хочет она этого или нет. Я знал - она не горит желанием целовать меня, но я не мог себе в этом отказать, да и не хотел. Приподнявшись на руках, я склонился над ней, всматриваясь в черты ее лица и отмечая, что даже бледная и с кругами под глазами, она все же была для меня самой прекрасной женщиной на земле. Наклонившись, я слегка приник к ее губам. Простое прикосновение, не углубляясь и не используя язык. Но даже от такого незамысловатого действия, я почувствовал тепло пробежавшееся по моим венам.

- Пожалуйста, Белла, просто поцелуй.

Вздохнув, она запустила свои пальчики мне в волосы, и, притянув ближе мою голову, прильнула к моим губам в нежном поцелуе. Стараясь держать себя в руках и не касаться ее, зная, что в противном случае не смогу бороться с искушением взять ее, я обхватил руками подушку, на которой лежала ее голова. Мы целовались не спеша, не используя языки лишь соприкасаясь губами. Это так отличалось от всего, происходящего между нами раньше, но от этого не менее приятно. Поняв - еще немного, и потеряю контроль над ситуацией, я отстранился и, взглянув в ее глаза, не увидел в них того, что замечал при наших прежних поцелуях. Я не знал, какие именно эмоции отражались в них, но это были не гнев и смущение, к которым я так привык. Вновь уткнувшись ей в шею, я перевернул нас на бок и, покрепче ее обняв, попытался расслабиться. Белла так и не убрала свои пальчики из моих волос, вместо этого она успокаивающе массировала кожу головы, от чего я чуть не замурлыкал как довольный кот. Странно, я терпеть не мог, когда женщины трогали мои волосы. Это была последняя вещь, о которой я подумал, прежде чем провалиться в сон.

BPOV

Лихорадка спала, хоть и не полностью, но я уже не дрожала, как час назад. Я все равно не могла забыться сном, в отличие от Эдварда, уснувшего минут двадцать назад, но так и продолжившего даже во сне сжимать меня в своих объятьях. Было очень странно называть его по имени - даже в мыслях я никогда не позволяла себе этого делать. После нашего первого поцелуя он никак не давал понять, что хоть как-то помнит тот случай в беседке. Он никогда не заговаривал на эту тему, и не намекал, будто подобного эпизода и не было в его жизни - и я была ему очень благодарна. Не могу отрицать - я иногда и ловила на себе его голодный взгляд - за последние четыре года он стал появляться в доме Карлайла намного чаще, чем раньше. И каждый праздник проходил для меня в огромном напряжении, учитывая, что мы с Каленами проводили их вместе. Первые два года я буквально тряслась за столом, боясь даже поднять глаза на него. Не знаю, каким образом, но каждый раз он оказывался напротив меня за столом, хотя я пыталась всякий раз садиться на разные места. За последний год я практически забыла о том поцелуе, и перестала обращать на него внимание, и поэтому я была так удивлена, когда он заявился ко мне в дом со своим предложением.

Вздохнув во сне, Эдвард перевернул меня, меняя положение, и я вновь оказалась под ним. Его голова лежала на моей груди, и я до сих пор перебирала его волосы, играя с ними - они были такими мягкими и приятными на ощупь, и я просто не могла заставить себя оторвать от них свои руки. Сказать по правде, мне всегда нравились его волосы, они всегда так сияли на солнце и каждый раз, когда мы устраивали барбекю на заднем дворе Каленов, я украдкой любовалась ими. Но я не думала, что наощупь они будут еще прекраснее. И возможно, он сам окажется намного лучше, чем мне представлялось.

- Нет, Эдвард, его сначала нужно обжарить!

Ух, кто бы мог предположить, что Кален как кулинар, может быть столь изматывающим? Мы уже битый час пытались приготовить простой куриный суп. На деле - с Эдвардом на кухне нет ничего простого.

Проснувшись и позавтракав, мы сидели на террасе: я читала книгу, которую нашла в его кабинете, а Эдвард занимался какими-то бумагами. Мне стало лучше, но ненамного, по крайней мере, я могла передвигаться, но голова все еще кружилась. Эдвард сказал, что это из-за удара. Я как раз радовалась своему неожиданному везению - я заболела, и была благодарна своему недомоганию, хоть со стороны это может показаться многим явным моим сумасшествием. Если бы не мое самочувствие, уверена - я бы в данный момент оказалась под Эдвардом в весьма недвусмысленной позе. А мне нужно было время, собраться и подумать над всей этой нелегкой ситуацией, в которой я оказалась. Трель телефона заставила меня вздрогнуть от неожиданности. Достав из кармана джинсов мобильник, Эдвард ответил на звонок. Он начал ругаться на неизвестном мне языке – кажется, по-итальянски, и я абсолютно не понимала причин его гнева. И если честно, я опасалась последствий, которые могли сказаться и на мне. К счастью, такого не случилось. Отключившись, он сообщил мне - прислуга, нанятая Джаспером, не приедет, а на поиск новой уйдет не один день - он не может брать людей, не проверив их. Я предложила сама приготовить обед, и на это Эдвард, конечно, не согласился, мотивируя моей слабостью, и что он не жаждет возиться с еще одним моим обмороком. В итоге, он отправился на кухню, оставив меня одну на террасе. Через полчаса мне надоело это безделье, и я решила отправиться на разведку и проверить, как продвигаются дела на кухне. Первое, что я почувствовала, это запах гари, а второе, ругательства Калена, которыми он сыпал, не переставая. Первый опыт не удался.

И вот сейчас я сидела за барной стойкой и давала ему распоряжения, как исправить катастрофическое положение. Задачей усложнялась - он совершенно не любил признавать свою несостоятельность в любой сфере деятельности. Упрямец не разрешал мне помогать - думаю, он начал воспринимать это как личный вызов его кулинарным талантам.

- Какая разница, обжаривать его или нет? Все равно он окажется в кастрюле, - раздраженно ворчал он, еще больше меня рассмешив.
Я попыталась замаскировать смех под кашель. Он как раз искал сковороду, но как только услышал меня, обернулся и с прищуром посмотрел в мою сторону.

- Что? Я предлагала сделать все самой.

Как ни странно, но обстановка между нами не была напряженной - это было так забавно следить за его попытками готовить. Мое настроение с каждой минутой взлетало все выше - я действительно наслаждалась всем этим. Взяв сковородку Эдвард, встал у плиты и поставил ее на огонь, налив в нее масло без моей подсказки. Он сразу бросил в нее нашинкованный им ранее лук, не дожидаясь пока она нагреется. Я, конечно, могла бы указать ему на это, но воздержалась - не стоит злить тигра, а то еще покусает меня. При последней мысли я отчаянно покраснела, вспомнив свое сегодняшнее пробуждение. Невольно моя рука взметнулась к груди, где еще утром Эдвард оставлял мягкие укусы, чередуя их с поцелуями. Взглянув на меня, Эдвард приподнял брови, как бы интересуясь причиной моего румянца. Стыдливо промолчав, я лишь опустила голову, прикрывая волосами раскрасневшееся лицо. Подойдя ко мне, Эдвард приподнял мой подбородок, заглядывая мне в глаза – казалось, он пытается прочесть мои мысли, заглянуть в душу.

- Боже, как ты это делаешь?

В следующее мгновение я оказалась на ногах, а его жадный рот поглощал мои губы в жаждущим поцелуе. Приподняв, он посадил меня на стойку и разместился между моих ног, не прекращая поцелуй. Как только я ответила на поцелуй, прикосновения его языка стали еще более настойчивыми - раздвинув мои губы языком, дразня меня, он заставлял ответить ему тем же. Как только мой язык коснулся его неба, он простонал и крепче обхватил меня за талию, прижав к себе. Я будто бы потеряла рассудок от его страсти, ничего не соображая, я лишь крепче прижималась к нему. Скользнув вверх, его рука накрыла мою грудь и сжала ее. Вместо того, чтобы попытаться вырваться, я запустила руки в его волосы, сильнее прижимаясь к его губам в более страстном поцелуе. Муж запустил руку под мой топ, накрывая голую плоть рукой и сжимая сосок, вызывая у меня непроизвольный стон, заставляя задрожать от наслажденья. Мне было так хорошо - казалось, остановись он, и я сгорю. Хотя он и так заставлял пылать каждую частичку моего тела. Я чувствовала выпуклость в его штанах, которая упиралась мне в живот, но как ни странно, вместо того чтобы испугаться, это завело меня еще больше. Мне не хотелось думать о том, что это неправильно - я хотела просто забыться в его объятьях.

Через пелену наслаждения я услышала шипящий звук со стороны плиты, на которой жарился лук, видимо попытка номер два в приготовление супа Эдварду тоже не удалась.

- Эдвард, мы сейчас сгорим! И супа уж точно не получится! – сказала я, нехотя вырываясь из его объятий, но не тут-то было! Приложив какие-то фантастично-акробатическое навыки гибкости, Эдвард сумел не только выбросить сковородку с горелым луком в умывальник, но и, удерживая меня, перевернул нас так, что я оказалась сверху на нем. Чтобы не упасть, я обхватила ногами талию мужа – теперь я ощутила его желание в полной мере. Как ни странно, мне это нравилось все больше и больше. Мои мысли прервал его хриплый от желания голос.

- Белла, я хочу тебя больше самых прекрасных и дорогих сокровищ мира, – произнес Эдвард, целуя меня в губы, а потом добавил, - но прежде всего, я хочу сделать тебе приятно. Ничего не бойся, котеночек мой, – и с этим словами он подхватил меня как ребенка и понес в спальню.

Когда шелк холодных простыней коснулся моей кожи, дрожь и слабость из-за болезни опять напомнили о себе. Что не ускользнуло от Эдварда.

- Котенок, ты вся дрожишь. Подожди секунду, я сейчас вернусь, - сказал он и скрылся за дверью ванной.

- Вот, это масло, – сказал он, подходя ко мне ближе, - а сейчас будь хорошей девочкой: разденься и ложись на живот - это для твоего здоровья. А эфирное масло для массажа поможет тебе расслабиться и перестать дрожать.

Делать мне было нечего, как просто послушаться его. Ведь в принципе, чего стесняться? Он несколько раз видел меня обнаженной, да и секс у нас тоже был, хотя и против моей воли. Я потихоньку стала снимать одежду, в то время как Эдвард пристально смотрел на меня. Потом я сняла свои тонкие кружевные, с позволения сказать, трусики.

- Молодец, хорошая девочка. Теперь ляг, пожалуйста, на живот и просто расслабься.

Он взял флакончик с массажным маслом и налил немного содержимого себе на ладони. И в тот же миг я почувствовала, как его руки стали очень нежно массировать мои ноги, а точнее, пятки. Вау, я никогда не думала, что массаж может быть настолько приятным. Эдвард массировал мои ступни, двигаясь невыносимо медленно, а я дышала также еле-еле, замерев на простынях. Потом его руки оказались чуть выше, двигаясь по моим ногам по направлению к ягодицам, при этом я отчетливо слышала, как неистово колотилось мое сердце.

Я ощутила, как он добрался до моих ягодиц, вырисовывая широкие круги: с боков в центр, слегка проскальзывая между ними, снова и снова.

Эдвард двигал руками на ягодице, одной сверху вниз, другой снизу вверх, соединяя их посередине и массируя. Потом повторил то же с другой частью моей попки.

Направляя свои руки вверх по моим ягодицам к пояснице, создавая теперь горячую волну на моей спине, он опустился грудью на мои бёдра, позволяя чувствовать его тело, прижатое ко мне. Ладони стали перемещаться вверх по спине - он немного приподнялся выше, продолжая массировать меня.

К своему великому удивлению, я стала тихо постанывать от удовольствия.

- Эдвард, не останавливайся!

- Тебя нравится? - услышала зловещие нотки в его голосе, но меня это не остановило. Вместо этого я резко перевернулась на спину и прошептала:

- А ты сам как думаешь?

EPOV

Мне с таким трудом удавалось себя сдерживать, каждый раз напоминая себе не переходить границы. Но это было так трудно: касаясь ее нежного, желанного тела, не наброситься на нее. Я все время повторял себе, что сейчас не время, она не готова, да и к тому же нездорова. И потом, мне не нужно повторения брачной ночи. Такого варианта, конечно, я совсем не мог предугадать. Мало того - моя разлюбезная женушка, стонала так призывно, и я с трудом себя сдерживал, чтобы не набросится на нее, и не трахнуть сзади ее прекрасную и возбужденную (в чем я был абсолютно уверен) киску. Так еще и это. Боже, дай мне сил! Когда она резко перевернулась на спину, со словами: «А ты сам как думаешь?» Я готов был взорваться. Но как оказалось, нет - все-таки я могу быть сдержанней, чем я предполагал. И плотно облегающие джинсы были в этом деле моими союзниками.

Не говоря ни слова, я налил еще немного масла на свои ладони и стал профессионально втирать его втирать в грудь жены. А что она думала? Нет, я не сдамся без боя. Да, пусть сейчас я не ее похотливый муж, который хочет ее трахать до изнеможения каждую секунду двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю. Сейчас я просто массажист. А что? Карлайл мне как-то давал несколько уроков, и у меня довольно неплохо получалось. Ничего, придет время, и она будет охренительно мокрой только от взгляда. А сейчас, дорогуша, придется тебе немножко помучится в предоргазменных конвульсиях. Все это время Белла постанывала, и выгибалась навстречу моим умелым пальцам, которые массировали ее прелестную грудь. Правой рукой я легко ущипнул ее правый сосок, от чего он сразу превратился в твердую горошину, то же самое я сделал с другой грудью, потом я стал медленно массировать ее груди по часовой, а потом против часовой стрелки. Дыхание Беллы при этом участилось, а сердце под моей ладонью забилось в неистовом ритме, как пойманная в силки птица. Она, наверное, думала, что я втяну ее соски в рот и буду дико сосать и лизать их, но, не тут-то было. Хотя мне этого хотелось не меньше ее, но сейчас, повторюсь, я, прежде всего, просто ее массажист, а не трахальщик. Пускай немножко пообламывается, ей это полезно. В конце концов, хронический недотрах не я один терпеть должен. Помучается чуток, и поймет, может быть, какого удовольствия себя лишала все это время.

Я переместил руки на живот, и так же медленно стал втирать в кожу масло. Опустившись к низу ее прекрасного животика, я взял ее ножки под колени, и немного развел их в стороны - она ахнула, но противиться не стала, что меня несказанно порадовало.

Я стало очень нежно и медленно массировать внутреннюю часть ее бедер - она стала резче выгибаться мне навстречу, и громче стонать. При этом ее веки были прикрыты, а кулачки судорожно сжимали шелковую простынь. Когда мой палец коснулся ее возбужденного центра, она вдруг неожиданно резко распахнула глаза и попыталась свести ноги, я посмотрел ей прямо в глаза давая понять, что лучше не сопротивляться, и она послушно прикрыла глаза, продолжая стонать и выгибаться навстречу моим уже нескольким пальцам. Я массировал ее клитор медленно, побуждая ее на безудержные всхлипы и стоны - она выгибалась, словно дикое животное, ничего при этом не говоря. Но я-то понимал, что ей нужно больше. И тогда я ввел палец ей во влагалище, постепенно добавляя их количество, и стал имитировать толчки. О! Я бы все отдал, если на их месте сейчас был бы мой возбужденный до предела член. Увеличив давление на клитор, я тем самым заставил ее голову заметаться по подушке, ее стоны сводили с ума, и я просто не мог сдерживаться. Наклонившись над ней, я впился в ее губы, глотая звуки необузданной страсти Беллы, при этом не прекращая своих движений в ней. Я никогда еще не был так возбужден: сознание того что никто еще не вытворял с ее телом подобного безумно заводило меня. Я почувствовал, как дрожь прошла по ее телу, и она отчаянно ухватилась за мои плечи. Она что-то бессвязно шептала в мои губы, пока я доводил ее до края.
- Пожалуйста, Эд…Эдвард я больше не могу…
- Можешь, очень скоро ты будешь молить меня не останавливаться.
Последний раз вздрогнув, она затихла в моих объятьях. Любуясь ею, я был чертовски доволен своей работой. Хоть мне и придется бежать дрочить в ванную.
Мужчина_Мила_ Дата: Суббота, 03.09.2011, 16:16 | Сообщение # 10
Человек
Группа: Новички
Сообщений: 18
Награды: 2
Репутация:  0
Замечания:  0%
Страна: Российская Федерация
Бонус 2. Мучительный день Благодаренья.

Ноябрь 2009года.

С остервенелостью впиваясь в губы своей очередной партнерши для секса, я думал: почему, черт возьми, не чувствую такого же сумасшествия, накрывшего меня с Беллой, подругой детства моего брата в ту незабываемую рождественскую ночь. Мне хотелось испытать подобное ощущение восторга, каким я проникся, держа ее в объятьях. Это уже становилось какой-то манией, маниакальной зависимостью, безумием - можно придумать тысячи названий этому, но одно я знал точно: я уже нуждался в ней во всех смыслах как в наркотике.
Прошло два года, но я так и не смог выбросить из головы роковой поцелуй в беседке. Более того, за это время в моей постели, да и не только там, побывало бесчисленное количество разных девушек. «Беллозаменители» - я их так называл. Они как заменитель сахара: вроде тот же вкус, но что-то не то, не настоящее, не стояще... так пустышка, чтобы скоротать свое одиночество. Одиночество… а я ведь никогда не задумывался над этим, но да, черт побери, я действительно был одинок. И тот наш кратковременный поцелуй, конечно, дал мне иллюзию почувствовать, будто я дома и я уже не в единственном числе.
Не с очередной безымянной куклой, вроде той, губы который я трахаю в данный момент своими. Это просто потребность, физическая необходимость, без чувств, без души – чистая механика. Вглядываясь в свою спутницу, я думал: что, черт возьми, со мной не так? Она была великолепна, но у меня к ней не возникало и тысячной доли того желания, пробуждающего во мне Беллой. Я выбирал девушек, наиболее похожих на нее, и сегодняшний день не стал исключением. Еще с утра, когда она только вошла в мой офис устраиваться на должность ассистента, я понял: зачисление в мой штат она уже прошла. Карие глаза, шоколадные волосы, даже эти ее чертовы губы, напоминали мне Беллу. Но она ей не была. От ее прикосновений по моей коже не пробегал электрический импульс, а голова не начинала кружиться, дыхание не сбивалось. И чувства были совсем не те. Но, тем не менее, это не помешало мне затащить ее в первый попавшийся свободный кабинет и трахнуть. Я, конечно, мог бы просто закрыть свой кабинет на ключ - я ведь никогда не занимаюсь сексом на рабочем месте. Но сегодня в это не писаное правило я ввел собственное исключение. Чуть позже я собирался на обед в честь Дня Благодарения к родителям, а это значило неминуемое присутствие Беллы, от которой мне нужно держаться подальше, чтобы не напасть на нее прямо в гостиной при всех, и хорошенько ее…
- Милый, ну давай же, моя киска уже мокрая для тебя!
Томно прощебетала тем временем Кейси, так ее, кажется, звали, и стала тереться своими бедрами о мои, тем самым показывая свое нетерпение.
«Кхм, милый», - подумал я. А вслух произнес:
- Я сейчас покажу, тебе, сучка, какой я милый!
Отодрав от себя ее губы, я повернул ее к себе спиной, наклонив к столу и заставляя ее выпятить свою аппетитную попку - еще успею ее раздеть, но не сейчас. В данный момент я нуждался в грубом сексе: надо срочно выбросить из головы мысли о «кареглазом ангеле». Приподняв юбку Кейси до талии, я с силой дернул ее трусики, если их можно было так назвать, глядя на черные полоски, оставшиеся у меня в руке. На что девушка только довольно заурчала...
- Тебе так несказанно повезло, ты знаешь?
- Да?
- Тебя сегодня будет жестко трахать сам Эдвард Каллен! - и с этими словами я вошел в ее киску сзади, не забыв при этом надеть презерватив – неизвестно, кто побывал в ней до меня... Девушка подо мной выгибалась и выла, как последняя шлюшка, для меня же это являлось просто разрядкой. Дикий, грязный, банальный животный трах. Мне даже было пофиг, кончит ли она, у меня эти шлюхи сменяли одна другую каждую ночь...
Пока я жестко долбился в ее киску, сильно сжимая ее соски... я, как ни странно, думал о Бэлле. Да кого я обманываю? Каждую ночь, трахая очередную дешевку, я представлял стонущую подо мной ЕЕ, мою Беллу. Жаль, пока, конечно, не мою, но я это исправлю. Только с ней я не хотел банального перетраха, она заслуживала большего... С этой девушкой все было бы совершенно по-другому…
Я почувствовал, как Кейси подо мной начала кончать: ее стенки начали сжимать мой член, но этого было недостаточно для моей разрядки. Резко отстранившись от еще не до конца отошедшей от оргазма сучки, я развернул ее к себе лицом и заставил опуститься передо мной на колени. Опираясь о стол ягодицами, я схватил ее за волосы и, приказав открыть рот, с силой протолкнул в него свой перевозбужденный член. Обхватив его губами, она принялась сосать. Ей пришлось полностью открыть рот, чтобы захватить головку. Поначалу она пару раз поперхнулась, но постепенно приноровилась, и я сильно удивился тому, как глубоко она может заглатывать.
Закрыв глазки, она с упоением облизывала мой твердый член, губами и языком очерчивая каждую его жилку. Чувствуя, как пульсировала головка в её ротике, я не удержался от стона. Она явно возбудилась от этого процесса.
- С яйцами поработай, крошка, - я одной рукой сжал ее грудь, а другой сильнее ухватился за ее волосы, - ты прелесть, вот такой ты мне нравишься. Да... вот так... соси, шлюшка, - нашёптывал я, в то время как девушка лизала мои яйца, чередуя с головкой. Как только она прошлась зубками по всей длине и сжала в руках мои яйца, я застонал и кончил ей в рот, не отпуская ее голову и заставляя глотать.
Отдышавшись и плюхнувшись в кресло напротив стола, я окинул ее взглядом: ей явно нравилось происходящее здесь. Кто бы сомневался! Всегда одно и тоже: посопротивляются для вида, а потом сами готовы наброситься - обычный сценарий.
- Раздевайся, я с тобой еще не закончил.

День благодарения в доме Калленов.

Что, черт возьми, с тобой происходит, Каллен? Вместо того чтобы наслаждаться ужином, я не мог оторвать глаз от девушки, влюбленной в моего брата. Мейсен в данный момент гладил ее ногу под столом, в чем я не сомневался, судя по тому, как покраснела Белла и что-то ему сказала. Так всегда происходило во время семейных обедов - я традиционно сидел напротив девушки. Мне чертовски хотелось вскочить со своего места и сломать его конечность, которую он и не собирался убирать. Я так устал бороться с этой одержимостью: каждый раз только взглянув на нее, я становился чертовски твердым. И даже тот факт, что до прихода сюда у меня было четыре раунда секса с очередным «Беллозаменителем», не помогал мне оставаться в расслабленном состоянии. А при воспоминании картины, представшей перед моим взором, когда я зашел на кухню…

В последнее время Джаспер стал каким-то странным: на мои приглашения провести вечер в очередном клубе в компании горячих девочек он отвечал отказом, все время изобретая неубедительные отмазки. Это было так на него не похоже - я было уж начал думать, похоже он, мать его, влюбился. Но, черт, это же Джаспер, скорее я (что тоже невозможно) влюблюсь, чем он. На самом деле я беспокоился о нем: он сделался задумчивым, работал больше, чем отдыхал, посерьезнел, и практически исчезли подколки с его стороны относительно меня. Но самым большим потрясением, ввергнувшим меня в шок, явился тот факт, когда мой приятель согласился на ужин в компании семьи Калленов. Он, который все время смеялся над моим желанием проводить все праздничные ужины и обеды среди родни. Джаспер, конечно, и не догадывался о причине моей страстной любви к многочисленным родственникам. Да, я делаю это по большей части, чтобы видеть Беллу. Правда, я и словом не обмолвился с ним о случившемся два года назад в Рождественскую ночь со мной и Беллой. Этот придурок обсмеял бы меня за мою слабость – как может повлиять настолько на опытного мужчину какая-то сопливая девчонка.

Войдя в дом, я тут же был атакован своим маленьким энерджайзером в виде моей неугомонной сестры Элис, которая визжа, повисла на моей шее. Окажись на ее месте кто-то другой, я бы возмутился такому поведению, но меня обнимала маленькая любимая сестренка, и ей позволялось все, без исключения. Она была единственным человеком, кому я не в чем не мог отказать: с детства мы были очень близки, не смотря на то, что я родился раньше ее на шесть лет. Только сейчас, когда она вернулась после трехгодичного отсутствия, я понял, как скучал по моему Эльфенку. Не смотря на ее возражения, я полностью оплатил ее практику в Париже у самого известного дизайнера одежды. С детства Элис была буквально помешана на моде и мечтала стоять в одном ряду с громкими именами, блистающими на «олимпе», называемом haute couture. Я всегда верил в ее успех - в этом мы были похожи: мы с ней шли до последнего и добивались поставленной цели. Но она все же была мягче и жизнерадостнее меня.
- Боже, Эльфенок, ты меня задушишь!
Отпустив меня, она недовольно насупилась и поморщила носик.
- Эдвард! Я же просила, не называй меня этим глупым прозвищем!
- Ладно, ладно, больше не буду.
- Ты всегда так говоришь, - пробормотала она себе под нос.
- Кхмм…
Черт, совсем забыл про Джаспера. Обернувшись, я заметил: он как-то странно смотрел на Элис, но к счастью для него, это не был его обычный взгляд, которым он одаривал девушек, перед тем как начать их соблазнять.
- Элис, помнишь Джаспера? Вы виделись в прошлом месяце на благотворительном приеме.
- Да, конечно. Твой друг и компаньон по бизнесу.
От меня не укрылось: прежде чем ответить, она замешкалась. Другой на моем месте не заметил бы этого, но я слишком хорошо знал Элис.
- Эсме ждала тебя. Эдвард, может, поздороваешься с ней? А я пока покажу нашему гостю сад?
Странно, она как будто пытается меня отослать, да и Джаспер выглядит взволнованным. Нужно будет разобраться в этом. При слове «сад» я весьма некстати вспомнил свое пребывание в нем с Беллой – я многое бы отдал за повторение той ночи.
Кивнув Элис, я направился в кухню – в этом большом и просторном помещении, одновременно уютном и домашнем, Эсме проводила значительную часть своего времени. Моя мать была настоящей хранительницей очага: имея образование и возможность работать юристом – все-таки карьере она предпочла семью и дом. Эсме познакомилась с моим отцом, когда она попала в аварию, и ее доставили к нему на операцию. Никто не верил в то, что она может ходить после столь ужасной катастрофы. В злополучный день она ехала за свадебным платьем. Ровно через неделю после столкновения с фургоном, искорежившим бок ее машины, должно было состояться бракосочетание Эсме с известным бизнесменом Билли Блеком. Но как говорит мой отец, он заставил ее передумать. Многие не могли понять причин отказа девушки от выгодного брака с миллионером и ее выбора совсем невыгодной партии - начинающего врача, который ничего не мог ей предложить, кроме своей любви. Эсми происходила из богатой семьи, но мой дед был слишком суровым человеком и растил дочь в строгости. После ее заявления о намерении соединить свою судьбу с Карлайлом, а не с тем, кого он прочил ей в мужья, непреклонный отец отказался от нее и до сих пор не простил ей эту, по его мнению, ошибку. Мать Эсми умерла при родах, и малышке не удалось познать семью в полном значении этого слова. Думаю, именно поэтому она растила нас с такой любовью и заботой. В более раннем возрасте я в тайне мечтал о такой любви, какая связывала моих родителей, но повзрослев, я убедился, что просто не способен на подобные чувства. Ведь если бы мог, давно бы испытал их, верно? Мне тридцать лет, но у меня не возникало к женщинам теплых чувств, не считая свою мать и сестру, кроме Б… Нет, это не то. Мне просто хочется ее трахнуть, вот и все. Уверен, как только я это сделаю, и думать о ней забуду.

Остановившись в дверях кухни, я уставился на прелестную женскую попку, так соблазнительно обтянутую джинсами и выпяченную в мою сторону. Эта весьма выдающаяся часть женского тела, чья хозяйка в данный момент наклонилась достать индейку, в чем я не сомневался по восхитительному запаху, заполнившему кухню, очень меня заинтересовала, хотя я и не знал, кто являлась ее обладательницей. Неужели Эсми кого-то наняла для кухни? Не похоже на нее, учитывая ее любовь к готовке.
Тем временем девушка выпрямилась, предоставив мне чудесный вид на ее оголенную шейку: бледная кожа так и манила к себе. Но стоило мне догадаться, кому принадлежат эти шоколадные волосы, стянутые на затылке, кровь забурлила во мне. Боже, эта девушка когда-нибудь станет моей смертью. Обернувшись, она застыла, заметив меня. Пройдясь глазами по ее телу, я остановил свой взгляд на ее груди, медленно скользя выше по начавшей очаровательно краснеть коже шеи, я, наконец, добрался до ее лица. Я не видел ее три месяца, но такое складывалось ощущение, что прошли годы. Она имела неограниченную власть надо мной. Только от одного невинного взгляда я сходил с ума, а этот потрясающий румянец, розовевший на ее щечках каждый раз, стоило ей взглянуть в мою сторону – это видение преследовало меня в моих бесконечных снах о ней. Мне так хотелось подойти и дотронуться до ее лица, поцеловать эти губки, которые она так неосознанно и в тоже время эротично постоянно кусала. Я бы распустил ее волосы - разве это не грешно, скрывать такую красоту. Я все еще хотел ее, не смотря на то, что убеждал себя в неправильности собственных действий. Она не могла стать моей: ей всего шестнадцать, а у меня хотя и были девушки младше меня, но не настолько же. Чарли бы свернул мне шею, и уверен, мой отец бы ему помог. Это не особо меня пугало, но все же я еще не настолько отчаялся, чтобы предпринять попытки в соблазнении шестнадцатилетней школьницы. Даже в моей голове это звучало извращенно. Но, к сожалению, мое тело не слушалось голоса разума. И в данный момент я был чертовски тверд только от взгляда на это чудо, стоявшее посреди кухни моей матери с растерянным выражением на лице.
- Дорогой, ты уже приехал!
На пороге появилась Эсме, как всегда одаривая меня теплой материнской улыбкой.

Внешне я был больше похож на мать, чем на отца - ее бронзовые волосы, зеленые глаза. Но если Эсми была мягкой и спокойной, то обо мне такого не скажешь. Мейсен же воплотил в себе все черты Карлайла: он унаследовал от отца белокурые волосы и голубые глаза. Но если Карлайл мог служить образцом благородства - Мейсена никак не получалось отнести к сей положительной категории. Два месяца назад я узнал о том, что мой несовершеннолетний брат был задержан за употребление легкого наркотика. Мне повезло: всплыла только моя фамилия, и первую очередь сообщили мне, а не родителям. У Эсми пошаливало сердце, и я не представляю, как бы она это перенесла. Карлайлу я тоже не сказал о происшествии – он бы поднял настоящий скандал – я еще отлично помнил страшный гнев отца, когда я объявил о своем решении бросить медицинскую школу. Я решил сам все уладить. Я не понимал, почему подобное происходило с этим мальчишкой - он рос спокойным и послушным ребенком, в то время как я в детстве был просто неугомонным, впрочем, как и Эльфик. Но я никогда даже не притрагивался к этой дряни. Как сын известного в городе врача мог связаться с наркотой? Ведь Карлайл всегда беседовал с нами о вреде наркотиков. Успокаивало отсутствие денег у Мейсена – теперь он не имел больше возможности покупать их – после случая с полицией, я прекратил выделять ему деньги. Я полностью винил себя за косяк с братом – я сам позволил этому произойти: ведь в то самое Рождество я пообещал отцу больше не давать ему денег. Хотя как сам в тайне перечислял на открытый мною счет на имя Мейсена довольно-таки приличную сумму денег. Карлайл не хотел пользоваться моими средствами, и я думал – хотя бы Мейсен заслуживает иметь возможности, каких отродясь не было у меня. Такой подход оказался в корне неверным.

Поприветствовав, Эсми выгнала меня с кухни, приведя веский аргумент, будто у нее еще не все готово, а я буду только мешать. Решив отыскать Джаспера, я направился в сад и нашел его там, о чем-то увлеченно беседующего с Элис. Ничего себе! Никогда не видел такого идеального поведения своего друга с девушками. Черт, да он буквально ей в рот заглядывал, ожидая ее очередного слова. Надеюсь, он не думает приударить за моей сестрой. Зная Джаспера, как облупленного, уверен - ничем хорошим для Элис это не кончится. Джаспер уж больно непостоянен, и в отличие от меня, он приобрел не слишком удачный опыт, поэтому и не доверял женщинам. Если у меня не было отношений из-за моей неспособности испытывать к женщине сильные и глубокие чувства, то с Джаспером дела обстояли иначе. Однажды он был влюблен, и очень серьезно. И самое ужасное - я был причастен к тому, что все рухнуло в один миг.

День благодарения был одним из любимых праздников Эсме, и она, как всегда, постаралась на славу. На идеально накрытом столе в центре на белоснежной скатерти среди изысканной сервировки и разнообразных закусок всеобщее внимание привлекала огромная индейка с коричневой хрустящей корочкой, исходившая жаром.
Хозяйка разрезала это дымящееся произведение кулинарного искусства, положив каждому на тарелку по увесистому куску хорошо прожаренного мяса.
- Мам, индейка настолько сочная – прямо тает во рту! Ты превзошла себя, – я не мог не оценить один из талантов Эсме.
- Сынок, благодарить надо Беллу. Это она отыскала рецепт в старинной книге и предложила помочь мне его приготовить. Белла просто умница – она вместе со мной провозилась несколько часов на кухне, чтобы порадовать гостей, - с улыбкой ответила мама.
- О, я не подозревал, что Белла такая волшебница! Спасибо, тебе, за помощь маме. Я просто проглотил язык! - я с удовольствием отвесил пару комплиментом девушке. Меня даже обуяла какая-то гордость за Беллу.
- Спасибо, - еле слышно пискнула она, и залилась румянцем, уткнувшись в собственную тарелку.
Ну вот, опять мой братец запустил руку под стол. Какого черта этот мальчишка себе позволяет? Он весь вечер заигрывает с моей Беллой. Я был уверен, она ему даже не нравилась, да он блядь в упор ее не замечал все эти два года, в то время как она пыталась обратить на него свое внимание. Конечно, она не делала это столь явно, но я слишком хорошо ее изучил, и видел, каким взглядом она на него смотрела. Он прекрасно осознавал впечатление, производимое на девушку, и пользовался этим по полной. И я совершенно не понимал его внезапного интереса к ее персоне. Я был так напряжен, что у меня не выходило трезво оценить ситуацию. Злость закипала во мне, и я чувствовал - еще немного, и я взорвусь. Я мог бы выйти из-за стола и остыть, но не в моих правилах было сбегать от трудностей. Натянув улыбку, я весь вечер наблюдал за тем, как мой брат околдовывает девушку моих грез.

BPOV
До меня не доходило, что происходит: всю прошлую неделю Мейсен не переставал меня удивлять, проявив ко мне сразу столько интереса. Он провожал меня в школу, хотя когда я раньше просила меня подвести, у него постоянно находились причины избегать этого. А сейчас он ждал меня после уроков, чтобы мы вместе дошли до следующего класса. Я пыталась понять, но не могла - неужели все мои старания не прошли даром? Откуда такие перемены? После стольких лет полного игнорирования, с чего бы ему вдруг заинтересоваться мной? Эти вопросы не давали мне покоя. Сегодня был день Благодарения, и мы с утра готовились к нему в доме Калленов. Моя мать, Рене, ненавидела готовить, и я решила помочь Эсме на кухне. Мать Мейсена была удивительной женщиной, и как ни странно, у нас с ней много оказалось общего - с Эсме я могла говорить на серьезные темы и спросить совета. Рене для меня являлась скорее подругой, чем матерью. Я была ранним ребенком и, к моему сожалению, единственным. Рене считала - меня одной достаточно, а ее карьера важнее пеленок и распашонок. Она работала моделью на различных показах и уже успела сняться в нескольких фильмах. Может она и не была столь знаменита, но на улицах ее все же узнавали. Рене все время пыталась втянуть нас с папой в мир моды и кинематографа. Однажды она устроила мне пробы на какую-то роль, но я даже думать об этом не хотела. Представляю себе шоу под названием «Краснеющая Белла», учитывая мое свойство краснеть и смущаться по любому поводу. Я оставалась папиной дочкой - мы с отцом мало отличались, как внешне, так и характерами. Если мама любила шумные вечеринки - мы с Чарли предпочитали спокойные вечера дома.

Только я уговорила Эсме пойти переодеться в платье для предстоящего обеда, как на кухню вошел Эдвард Каллен. Мне казалось - я сгорю прямо там от его плотоядного взгляда, иначе не назовешь. Пройдясь глазами по моему телу, он задержался на груди - я тут же вспыхнула. Я не понимала, почему он так смотрит на меня? Как будто увидел что-то, безумно привлекательное, и он желает это взять… Да нет, что за бред? Эдвард Каллен не стал бы смотреть так на МЕНЯ. Видно, я совсем из ума выжила, раз предположила нереальное.
Хорошо, Эсме спасла меня от неловкой беседы со своим старшим сыном. Оставив их наедине, я решила последовать примеру Эсми и тоже переодеться. Я направилась в комнату Элис, где она оставила свое платье для меня, подаренное ею. За последние два месяца я очень с ней сдружилась, несмотря на нашу разницу в возрасте: девушка была старше на восемь лет. Хотя по ее веселому нраву можно было предположить - из нас двоих на старшую я больше тянула. Меня очень озадачивал тот факт, что Элис вовсе не радовалась моим начинающимся отношениям с ее младшим братом. Я могла бы подумать, будто она считает меня недостаточно хорошей для Мейсена, но она как-то сказала – наоборот, Мейсен не стоит меня. Это было весьма странно, учитывая их кровное родство, и я не видела причин ее отрицательного отношения к брату. Да, согласна, Мейсен может быть весьма груб - он не раз откровенно отделывался от меня. Но я знала - в глубине души он совсем не такой. Мы предназначены друг для друга. А иначе стал бы он пытаться сблизиться со мной?

EPOV
Вот, черт! Она, что специально?
Как только закончился обед, мы перешли в гостиную, где слушая музыку, вели непринужденную беседу. Но мне нужно было успокоиться - мой дорогой братик ни на шаг не отходил от МОЕЙ Беллы. Я чувствовал - еще немного, и я накинусь на него, и утащу Беллу, взвалив девушку, на плечо как пещерный человек, каким я себя никогда не считал. Да, мне нравился контроль в сексе, но я никогда не испытывал собственнических чувств не к одной женщине. Мне было все равно, куда они отправятся после секса со мной. Но с Беллой у меня и секса-то не было, так какого черта меня так волнует то, что мой брат всего лишь держит ее за руку? И почему от ее улыбки, предназначенной ему, мне хочется выть как раненному зверю? Мейсен, как будто издеваясь надо мной, делал все, лишь бы при каждом удобном случае прикоснуться к ней. Извинившись, я вышел из комнаты от греха подальше. И какого же было мое удивление, когда снова возвратившись, я обнаружил пустую гостиную, не считая Беллы, вернее, ее прекрасной попки, призывно выпирающей, пока ее хозяйка что-то искала под столиком с цветами, рядом с которым еще недавно ворковала с моим братом.
Я не удержался и тоже подлез под стол, заходя со спины.
- Не меня ли ищешь, красавица?
- Н-нет, я ... сережку потеряла, - стала краснеть и запинаться моя девочка, - совершенство, - подумал я.
- Вот она! - воскликнул я и поднял ее с пола.
- Спасибо! - и она протянула руку за ней, но я и собирался прекращать эту игру.
- Нет, Белла, я сам ее тебе надену, - она съежилась то ли от страха, то ли от волнения, и я добавил тогда, - пожалуйста.
Она молча подставила мне свое ушко, и я аккуратно надел ее, а затем максимально приблизился к ее уху, коснувшись его языком и прикусив немного мочку, я спросил
- Можно?
- Ты уже это сделал, зачем спрашиваешь разрешения...
Наклонившись, я поцеловал ее шею, наслаждаясь ее вкусом. Повернув ее к себе лицом, я приблизился, собираясь поцеловать ее в губы, как…
- Белла, дорогая, ты скоро?
Раздался голос моей матери со стороны библиотеки. И так всегда! Стоит мне только представить…

haute couture - Высокая мода (фр. Haute couture, итал. alta moda, от-кутюр) — швейное искусство высокого качества.
Мужчина_Мила_ Дата: Суббота, 03.09.2011, 16:17 | Сообщение # 11
Человек
Группа: Новички
Сообщений: 18
Награды: 2
Репутация:  0
Замечания:  0%
Страна: Российская Федерация
Глава 7. Как все должно было быть впервые.

Заметив, что Белла заснула в моих объятьях, пока мы просматривали очередной фильм, я решил отнести ее в кровать по сложившейся уже традиции за последние несколько дней. Прошла ровно неделя с тех пор, как мы поженились - Белле стало значительно лучше, но сотрясение еще давало о себе знать. После моей неудавшейся попытки приготовить нам обед, а также после того, как я сделал своей жене массаж, после которого мне полчаса пришлось проторчать в душе, отношения между нами перестали быть столь напряженными – они не походили на наш первый день пребывания на острове. Не подозревал в себе способностей, будто могу наслаждаться компанией женщины, а особенно если эта женщина Белла, да притом вне постели. Но именно так оно и было. Я наслаждался каждой минутой, проведенной в ее обществе: не скажу, будто мне не хотелось затащить ее в постель. Я буквально изнывал от желания взять мою жену на всех горизонтальных поверхностях в доме. Но каким-то чудом мне удалось сдержать себя. И дело заключалось не только в самочувствии Беллы. Я не хотел разрушать то спокойствие, установившееся между нами, но я также чувствовал: стоит мне начать склонять ее к сексу - от наших зарождающихся отношений не останется и следа, и она вновь станет неприступной и чужой. Хоть я и не понимал почему, но все же этого не хотел. Мне нравилась образовавшаяся сейчас между нами легкость и свобода: она теперь присутствовала при нашем общении – на подобную вещь я и не рассчитывал, приехав сюда. Поначалу меня волновало только то, как часто я смогу укладывать ее в постель и не выпускать оттуда. Но сейчас многое поменялось, можно сказать: мы стали друзьями, если, конечно, к друзьям испытывают то, что разгоралось между нами, стоило нам только соприкоснуться. Я чувствовал - Белла не равнодушна к моим прикосновениям, но я также знал - она несет в себе некую вину за это. И я намерен сделать все, что угодно, только бы она наслаждалась нашей страстью также сильно, как наслаждаюсь ею я.

Мы лежали на огромном диване в гостиной, и Белла, как и в предыдущие вечера, заснула в моих руках, так и не досмотрев фильм. Я вспомнил вечер после массажа: ее зажатое состояние в моих объятьях – она пыталась расслабиться, но у нее не получилось из-за напряжения, прочно установившегося между нами.

После того, как вышел из ванной, я с удивлением обнаружил Беллу, все еще лежащую на постели, правда, полностью одетую с тех пор, как я ее оставил после незабываемого оргазма, которые подарили ей мои пальцы. Она лежала с боку с закрытыми глазами, но инстинктивно я чувствовал ее притворство. Аура неловкости и стыда исходила от ее сжавшейся фигурки.

- Ну раз я испортил наш обед, предлагаю перекусить содержимым холодильника.

Пытаясь придать голосу непринужденность, я приблизился к кровати, на которой она якобы спала. Жена вновь замкнулась в себе и не собиралась отвечать, поэтому я продолжил.
- Или можем повторить то на чем мы…

Подтвердив мои догадки, она тут же вскочила и молча ушла на кухню. Обед протекал в полном молчании, как я и предполагал. Мне не хотелось на нее давить, и я даже не пытался завязать разговор.

Перебравшись ближе к вечеру в гостиную и включив какую-то комедию, я улегся на диван, а Белла тем временем попыталась сеть в кресло, стоящее рядом.

- Иди сюда, Белла.
Она явно не собиралась слушаться.

- Боже, почему с тобой так сложно? Да не съем я тебя, просто подойди и ляг рядом.

Уловив ее сомнения, я встал и, подхватив девушку на руки, уложил рядом с собой, при этом крепко обнимая. Напряжение так и исходило от нее, и она явно не собиралась расслабляться, это начало меня нервировать. В конце концов, сколько можно? Она и так весь день от меня шарахалась. Пытаясь успокоиться и сосредоточиться на фильме, я не обращал на нее внимания до конца просмотра. К концу фильма я заметил: моя жена по-прежнему попыталась прикинуться спящей. Ну чтож, в эту игру могут играть двое. Выпрямившись и подняв ее на руки, я направился со своей ношей в спальню. Устраивая ее на кровати, я прошептал.

- Белла, я знаю - ты не спишь, – я легонько провел пальцами по ее ступне, но она никак не среагировала. Странно, неужели совсем не боится щекотки? Или реально спит? Сейчас проверим.

- Ну что ж, придется прибегнуть к крайним мерам, - и с этими словами я принялся щекотать ее по ребрам, она сразу же проснулась. Ну, еще бы! Она же так старательно притворялась!

- Эдвард, прекрати! Что ты делаешь! – она стала брыкаться, и громко хохотать. – Не надо, я боюсь щекотки с детства!

- Вот и отлично! Не надо было притворяться спящей! Это твое наказание, Белла!

- Ах, так! – она достаточно резко дернула меня на себя, и я упал на кровать вместе с ней.
Не отрывая рук, только теперь мы уже щекотали друг друга. И это было весело - мы смеялись как дети. А потом произошло невообразимое: Белла, неожиданно для меня (и для себя, наверное, тоже) поцеловала меня. Восхитительно! Впервые за все время нашего пребывания здесь, да что я говорю! Первый раз за все время нашего знакомства. Случайный поцелуй на Рождество не считался - он изначально адресовался другому человеку, моему брату. Невероятно сложно передать словами весь спектр испытываемых эмоций. Божественно… Да, потому, что меня целовал Ангел. Мой Ангел.

- Спасибо! – тихо прошептала она после поцелуя, и я заметил, как ее щечки покраснели.

- Не за что, – улыбнулся я в ответ, не желая докапываться до причины благодарности, - мы ведь супруги, Белла, и поэтому должны жить дружно и не ссориться, а то, - я озорно подмигнул, - защекочу!

Ответом мне послужил ее беззаботный детский смех. Я обнял ее, и прошептал на ухо:

- Ты как? Будешь спать, или..?

- Буду. Спокойной ночи, Эдвард!

- Спокойной ночи, дорогая, - сказал я и, накрыв нас одеялом, провалился в объятия Морфея.

Перевернувшись, Белла уткнулась носом мне в шею, а руками обхватила за торс - я как раз собирался перенести ее в спальню, но мне так не хотелось будить моего ангела. Во сне она становилась еще прекраснее, если это возможно. Меня полностью поглотило наблюдение за спящей женой: она все время что-то забавно бормотала, но иногда у нее выходили целые предложения. И я все время ждал таких моментов. Вчера она рассуждала о деталях, которые хотела бы запечатлеть на полотне. Зная о ее любви к рисованию, я заранее попросил Джаспера приготовить на острове все необходимое для творчества. Краски дожидались ее задолго до нашего приезда на остров. Зная, что не смогу удержать ее в доме, как только она их получит, я решил не говорить ей о них, но ее вчерашний сон заставил меня передумать. Пожалуй, обрадую ее завтра - если есть возможность сделать Беллу счастливее, я это сделаю. Не удержавшись, я чмокнул ее в слегка надутые губки и, прижав к себе покрепче, погрузился в спокойный сон.

BPOV

Проснувшись, я увидела – ночь еще не закончилась, и я почему-то не в своей, вернее, в нашей с Эдвардом кровати. За последние несколько дней я уже привыкла к тому, что он переносил меня в нашу спальню после того, как я засыпала на диване. Но в этот раз мы с ним оба почему-то спали в гостиной и мы были одеты. Странно - Эдвард обычно раздевал меня, прежде чем уложить в постель. Когда я обнаружила это на первое утро после того, как притворилась спящей в гостиной за просмотром фильма, я жутко засмущалась того факта что он не только перенес меня, но и раздел. Очнувшись ото сна, я обнаружила себя в объятьях своего обнаженного мужа. Но к моему удивлению он не воспользовался тем, что мы оба совершенно голые в его постели. Муж просто целовал меня, как и в каждое последующее утро, и его поцелуи отличались от тех, которые я привыкла получать от Мейсона. Эдвард целовал по-другому: напористо, влажно и неустанно. Так может целовать только настоящий мужчина, знающий толк в этом деле и заставляющий меня хотеть того же самого.

Ужасная духота явилась причиной моего пробуждения, хотя в каждой комнате работал кондиционер. Одежда неприятно облепила тело, а волосы сделались почти мокрыми. Ко всему прочему Эдвард накрепко приковал меня к себе, сжимая в объятиях, и я просто задыхалась от жары. Я попыталась расцепить его руки, но попытка не принесла должного результата - он только ближе придвинулся ко мне. Не выдержав, я все же решилась его разбудить. Как только я коснулась его плеча и слегка растормошила, он тут же проснулся, но не спешил меня выпускать.

- Какого черта!?

Видимо не я одна почувствовала этот удушающий зной. Освободив меня, он сразу же сел. Запуская руку в волосы привычным жестом, муж привел шевелюру в еще больший беспорядок.

- Здесь просто дышать нечем! Судя по всему, сбои в электричестве.

Встав с постели, он проверил выключатель, но, как и говорил Эдвард, он не подал никаких признаков жизни.

- А ты знаешь, как это исправить?

- Да нужно спуститься в погреб и все проверить, должно быть пробка вылетела. Боишься темноты?

Несмотря на отсутствие лампы, в доме было очень светло, благодаря лунному свету, проникающему через окна, за то время пока он говорил, мы уже успели дойти до ванной. Вернее он успел меня довести - все еще держа меня за руку, он ждал моего ответа.

- Нет, совершенно.

- Тогда я пойду проверю, жди здесь, я быстро.

Взяв из ванной свечу, он вышел из комнаты. Решив принять душ пока Эдвард не вернулся, я зажгла оставшиеся в ванной свечи и, раздевшись, встала под прохладный душ.

EPOV

- Белла я не…

Слова застряли у меня в горле, стоило мне только взглянуть на свою обнаженную жену, искавшую что-то в шкафу. Услышав меня, она тут же замерла и через мгновение, схватив первую попавшуюся вещь, натянула ее. Видно, она успела побывать в душе. Через стеклянную стену спальни проникало достаточное количество лунного света, и я смог разглядеть ее влажные волосы. Пусть я не различал достаточно четко лица Беллы, но я мог с уверенностью сказать: она покраснела.

- Все исправлено, ложись. Я в душ.

Я надеялся на холодный душ – он наверняка поможет мне справиться с моим стояком. Я поспешил скрыться в ванной, опасаясь потерять контроль в обществе своей соблазнительной жены. Стоя под освежающим потоком воды, я раздумывал, какого черта со мной эдакое творится? Мое поведение больше подходило для влюбленного юнца, который пытается добиться расположения понравившейся девчонки! Что, черт возьми, может случиться от того, если я займусь сексом с собственной женой?!

Отбросив полотенце в сторону, я забрался в кровать и притянул изображающую сон Беллу к себе. Не в силах сдерживаться, я припал к ее шее, пытаясь действовать очень нежно, медленно всасывая ее кожу губами и наслаждаясь только ей присущим вкусом. Дрожь прошла по ее телу от моих прикосновений, но сейчас она была вызвана не страхом - я знал - она хочет меня не меньше, просто еще не до конца разобралась в своих ощущениях. Нависнув над ней, я впился в ее губы поцелуем, постепенно пробираясь языком в ее ротик. Она слегка простонала в мой рот, как только я прикусил ее нижнюю губку. Пройдясь рукой по ее бедру, я поднял ее сорочку и уже собирался снять ее, как она внезапно отстранилась. До меня не доходило, что случилось. Я включил подсветку у изголовья кровати. Карие глаза смотрели испуганно, и в них уже начали накапливаться слезы. Черт, именно этого-то я и опасался.

- Котенок, не надо слёз.

Пройдясь взглядом по поему обнаженному телу, она тут же зажмурилась и замотала головой.

- Не бойся, ничего страшного не будет.

Приблизившись к Белле, я легким движением притянул ее к себе, скользнув руками по ее груди, я вновь поцеловал ее в шею, надеясь на ее расслабление. Но вместо этого она нервно напряглась и вновь попыталась отстраниться. Убрав руки с ее груди, я просто обнял ее за плечи и прошептал на ухо

- Я не сделаю тебе больно, не в этот раз.

Судорожно вздохнув, она опустила голову мне на плечо, все еще не доверяя моим словам.

- Котенок, ты можешь мне верить.

- Я не могу, мне, правда, очень страшно, Эдвард, пожалуйста…

Ее голос дрожал и звучал хрипло от отчаянья, охватившего ее. Мне можно было просто остановиться и лечь спать в обнимку, но я очень хотел показать ей, что секс – это потрясающе и прекрасно. Он может не быть тем кошмаром, который она испытала по моей вине в нашу первую ночь. И я также знал - ее страх не пройдет просто так. Поэтому я решил и дальше следовать медленно, нежно и неотступно - клин клином вышибают.

- Просто доверься мне, всё будет хорошо, обещаю.

Взяв за руку, я вновь увлек ее за собой на кровать. Нависнув над ней, я вернулся к поцелуям, поглаживая ее тело, стараясь не торопиться, чтобы вновь не напугать ее своим напором. Но стоило мне только коснуться ее груди через вырез ночной рубашки, как ее тело напряглось, будто перед пытками.

- Белла, расслабься, ничего страшного я с тобой не сделаю.

Я подмигнул ей и улыбнулся. Укусив любимую за ушко, добавил.

- Тебе понравится. Не сопротивляйся, я всё равно тебя раздену, не заставляй меня применять силу.

Она посмотрела на меня с испугом. Я взял её руки в свои и поцеловал каждый пальчик, пристально глядя ей в глаза. Она лежала, почти не дыша. Поцеловав ее, я снова погладил ее бедро, задирая рубашку. Осторожно, чтобы не спугнуть жену, я медленно снял эту вещь через ее голову и отбросил в сторону. Я начал нежно целовать девушку в шею, не спеша опускаясь к груди - она немного расслабилась: ей были приятны мои действия, о чем свидетельствовало ее участившееся дыхание. Рукой я стал ласкать её тело, поглаживать животик, пока не спускаясь ниже. На ней все еще оставались трусики, но я не торопился от них избавляться, зная - в них она чувствует себя более защищенной.

- Вот видишь, всё не так уж страшно, не сопротивляйся, и всё будет хорошо.

Зря я просил её об этом - она тут же вновь напряглась. По-видимому, вспомнив о том, что после этих слов я связал ее.

- Я очень хочу тебя, - прошептал я ей на ухо.

- Я… тебя тоже, но мне очень страшно...

- Не бойся, Белла. Все хорошо.

Я опустил руку, поглаживающую её живот, ниже и начал спускать трусики. Я ожидал сопротивления, но она напротив, приподняла попку, чтобы мне было легче их стянуть.

- Умничка, так намного лучше, - сказал я с улыбкой, избавляя её от ненужного куска материи, впиваясь в ее губы более требовательным поцелуем. Было так сложно сдерживать себя, контролировать каждое движение - монстр внутри меня хотел только брать, не давая ничего взамен. Не привыкший к тому, чтобы я когда-либо ему отказывал, он желал наброситься и удовлетворить свои сдерживаемые столько дней желания. Но в моей власти было укротить это чудовище - передо мной лежала не очередная подстилка, с которой я мог вести себя, как угодно – о Белле я мечтал последние четыре года, и я покажу ей, что она приобрела, выйдя за меня.

Я ласкал ее бёдра, осторожно проникая рукой между ними. Наклонившись, я припал к ее груди, вбирая в рот напряженный сосок и начиная посасывать его - моя девочка невольно простонала.

Поглаживая внутреннюю сторону бёдер и её половые губки, я очень нежно, но настойчиво ввёл палец в её дырочку, она дёрнулась, пытаясь вырваться.

- Тише, детка успокойся. Я не сделаю тебе больно, только приятно.

Я продолжал поигрывать с клитором, в то же время не отрываясь от ее груди - она вскоре начала всхлипывать, дрожа всем телом. Введя в нее два пальца, я начал двигать ими, чем заслужил ее протяжный стон.

- Тебе ведь нравиться то, что я делаю? Правда, котенок?

Она замешкалась, но все же тихо прошептала.

- Да.

- Детка, когда я в тебя войду, тебе будет ещё лучше и приятней, раздвинь ножки, ну же, не бойся.

Она развела ноги, позволяя мне лечь между ними. Поднимаясь с поцелуями от ее груди я, наконец, дошел до таких желанных мною губ: пройдясь языком по ее верхней губе, я медленно начал смаковать их вкус, в то время как движения моих пальцев в ней и на клиторе увеличилось. Простонав от моих действий, Белла перестала комкать простыни под собой и запустила пальчики мне в волосы, слегка оттягивая их, отчаянно углубляя поцелуй. Ох, наконец-то в ней проснулась тигрица. По тому, как чутко отзывалось ее тело навстречу моим движениям, я понял - она совсем близко подошла к финалу. Остановившись в последний момент, я заставил ее протестующе простонать сквозь поцелуй.

- Нет, я хочу быть в тебе, когда ты кончишь - ты уже готова к этому.

Раздвинув ее ножки, я приставил свой член к её мокрой от возбуждения киске - она замерла. Приблизившись к ее ушку, я прошептал туда, покрывая его легкими поцелуями.

- Не бойся, всё хорошо, это совсем не больно, обними меня.

Обняв меня за плечи, она закрыла глаза.

- Расслабься, всё хорошо.

Я вновь поцеловал ее на этот раз более дерзко и еле-еле начал в неё входить – это оказалось непростым делом. Она была такая тесная, что я невольно простонал в ее рот. Я не был уверен, что смогу остановиться и не причинить ей боль снова. Будто почувствовав мою нерешительность, Белла погладила меня по плечам, не менее страстно отвечая на поцелуй. Это было так не похоже на то, что я когда-либо чувствовал: быть в ней, доставлять ей удовольствие… Меня никогда не волновали чувства слабого пола, прошедшего через мою постель. Для меня главным условием являлось собственное удовольствие, и я и представить не мог, что меня настолько возбудит, когда я увижу содрогающуюся от полученного удовлетворения желанную женщину.
Войдя на всю длину, я замер, давая ей привыкнуть к новым ощущениям и успокоиться. Пройдясь по ее бедру, я закинул ее ногу себе за поясницу, делая первый осторожный толчок, простонав в ее рот от остроты ощущений. Она не двигалась, только целовала меня в ответ, пытаясь отвлечься от моих действий. Нет уж, так не пойдет. Обхватив ее грудь, я сжал соски, и она ощутимо вздрогнула.

- Просто почувствуй это, котенок.

Я задвигался в ней немного быстрее, постепенно увеличивая темп проникновений. Просунув руку между ее ножек, я начал массировать ее клитор - она вскоре начала подниматься мне навстречу. Я блаженно упивался ее хриплыми стонами, прижимаясь к ней всем телом, чувствуя каждую ее клеточку. Она неистово подрагивала от возбуждения со мною в такт. И я поймал себя нам мысли: а ведь именно так это должно было произойти между нами в первый раз. А потом, замерев на секунду, я почувствовал ее разрядку - через мгновенье догнал и бурно кончил в нее… Это был самый мощный оргазм в моей жизни. Я даже и представить не мог, что такое возможно... Я долго еще гладил ее шелковые волосы, прикасаясь к ним губами.

BPOV

Страх и желание – вот казалось бы два таких несовместимых чувства боролись в моем теле за первенство. С одной стороны, я боялась повторения адской боли, так неожиданно тогда пронзившей мое тело. Мне не хотелось снова плакать и жалеть о происшедшем. Но с другой стороны, я безумного хотела опять попробовать. До потери сознания, до дрожи в пальцах на ногах. Хотела и боялась себе признаться. Я намеревалась просто отдаться на его милость и забыться, не думая ни о чем. Лишь ощущать его губы и руки, неистово блуждающие по моему телу. Поэтому, когда он сказал:

- Белла, расслабься. Не бойся, больно не будет, обещаю, – я послушно раздвинула ноги, и позволила его пальцам войти в меня. Эдвард дарил мне потрясающие ощущения, я выгибалась, как дикий зверь навстречу его умелым действиям. Я была ненасытна в своем порыве, мне необходимо было больше, я нуждалась в том, чтобы он затрахал меня до полусмерти, но я боялась попросить о подобном, все еще стыдясь безумных реакций своего тела. Так хорошо мне не было ни разу в жизни. Но когда внезапно Эдвард убрал свои прекрасные пальцы, я раздосадовано захныкала. Еще бы! Ведь я была возбуждена до предела, мне нужна была разрядка. Но следующие его слова вновь заставили меня замереть от страха.

- Нет, я хочу быть в тебе, когда ты кончишь. Ты уже готова к этому.

Как только он начал проталкиваться в меня, мне захотелось вырваться и убежать, но я заставила себя замереть и не двигаться, желая чтобы он побыстрее с этим покончил, но он не торопился. Вместо этого он что-то шептал мне на ухо, успокаивая своим бархатным голосом. Обняв его, как он и просил, я попыталась сосредоточиться только на его губах, так страстно целующих меня. Но он не позволил мне отвлечься, начав неистово ласкать мое тело, я чувствовала каждый его миллиметр в себе, как он движется напротив моего тела, как только он опустил руку между моих ног и начал непрерывно трогать меня там, я не выдержала и непроизвольно начала двигаться ему навстречу. Это не было похоже на что-либо испытанное мною раньше: мне казалось - еще чуть-чуть, и я воспарю в небеса. Последнее, что я услышала, это протяжной стон Эдварда, повторяющего мое имя…
Мужчина_Мила_ Дата: Суббота, 03.09.2011, 16:18 | Сообщение # 12
Человек
Группа: Новички
Сообщений: 18
Награды: 2
Репутация:  0
Замечания:  0%
Страна: Российская Федерация
Глава 8 Отключая разум.

BPOV

Готовя завтрак, я никак не могла осознать произошедшее прошлой ночью. То, что случилось между мной и Эдвардом, было просто великолепно. Я никогда не думала, как может быть прекрасно занятие любовью, а особенно - с Эдвардом. Но то наслаждение, которое он мне вчера подарил, стало незабываемым: от одной мысли, как мне было хорошо, мое тело охватывало жар. Он действовал настолько терпеливо и понимающе - я просто не могла не довериться ему, и, как ни удивительно, я не о чем не жалею. В конце концов, он мой муж и то, что происходит между нами в спальне - вполне естественные вещи. Так почему я должна этого стыдиться и винить себя за полученное удовольствие? За последнюю неделю Эдвард доказал - он не так уж плох, и между нами вполне возможно взаимопонимание. Честно говоря, мне нравилось время, проведенное с ним: неловкость вначале спустя пару дней, сменилась осознанием общих интересов в музыке и в литературе и, в отличие от Мейсона, посмеивающегося над моей любовью к классике, Эдвард полностью меня поддерживал. Он обещал показать мне свою коллекцию по возвращении в его дом в Лос-Анджелес. Но это было не единственное, привлекающее меня в Эдварде. Мне нравилось, как он обнимал меня за просмотром фильма на диване. В первый вечер я боялась последствий подобных объятий, но когда я поняла, что он не намерен ничего предпринимать и просто обнимает меня - я смогла расслабиться и понять, как хорошо ощущать его руки на себе - они успокаивали, хотя до меня и не доходило, почему. Может, дело в его запахе? Не знаю, но они убаюкивали меня, и мне так и не удавалось досмотреть хоть один фильм до конца. Мне нравилось даже то, что он раздевал и укладывал меня спать каждый вечер. Я все еще стеснялась своей наготы, но Эдвард ни разу не пытался помешать мне укутаться в простыню под утро. Хотя я и просыпалась по утрам от его поцелуев, покрывающих мою обнаженную шею и грудь, он никогда не заставлял меня делать того, чего я не желаю, и я была ему очень благодарна. Возможно, не веди я себя как ребенок, муж не набросился бы на меня в первую ночь? Я ведь прекрасно понимала последствия своего шага, соглашаясь на брак с ним, но страх перед близостью с ним так затмил мой разум, и я не смогла совладать с собой той ночью. При воспоминании об этом мне стало так больно, поэтому я тут же прогнала эти мысли из своей головы и сосредоточилась на готовке. Эсми как-то говорила, будто Эдвард любит по утрам блинчики с шоколадной крошкой и клубникой, и я решила испечь их, пока мой муж не проснулся. Удивительно - Эдвард до сих пор спал - было очень странно, ведь уже пробило десять часов утра. Обычно это он вставал первым и будил меня своими умопомрачительными поцелуями, но сегодня он спал как убитый, даже не заметив, что я встала. Я пребывала в уверенности - он проснется, пока я буду в душе, но когда я зашла в спальню уже полностью одетая и причесанная, муж все еще спал. Он лежал на животе, зарывшись лицом в подушку и положив под нее руки, простынь сползла достаточно низко, и я могла видеть кусочек его потрясающей упругой задницы. Мучительно покраснев от своих мыслей, я ретировалась на кухню, пока он не пробудился и не застукал меня за подглядыванием.

С тех пор прошло сорок минут, но он так и не нарушил мое одиночество. Меня такое обстоятельство немножко нервировало - я начала понимать, как уже соскучилась по нему, что выглядело само по себе странно. С чего бы мне скучать? Я всегда была довольно-таки самодостаточным человеком, и одиночество никогда не являлось для меня проблемой. Ладно, если через десять минут он не проснется, сама его разбужу – и вообще, для кого я готовила?

Ну сколько можно спать? Я уже успела все накрыть и даже убрать за собой посуду, а Эдварда все нет. Решив все же рискнуть, я направилась в спальню, но обнаружила кровать пустой. Видимо он уже встал и сейчас в душе, я уже было развернулась, чтобы попасть на кухню и дождаться его там, как теплые руки мужа обхватили меня вокруг талии, а губы прижались к обнаженному плечу, покрывая его нежными поцелуями. Он едва слышно простонал, прошептав мне на ухо, и моя кожа моментально покрылась мурашками.

- Боже, ты всегда так вкусно пахнешь.

Удивительно, но мне было приятно, когда ему хоть что-то во мне нравится. Развернув меня к себе, он нежно атаковал мои губы своими, слегка посасывая мою нижнюю губку. От него пахло свежестью, ведь он только из душа: отсутствие рубашки я тоже успела заметить. Приоткрыв губы навстречу его языку, я уже привычным движением запустила пальчики в его мокрые волосы, наклоняя его ближе к себе и отвечая на поцелуй. Его поцелуи заставляли меня забывать обо всем на свете: я начинала парить, стоило только его губам прикоснуться ко мне, но, к сожалению, все прекрасное когда-нибудь заканчивается - ему пришлось отстраниться - воздух в наших легких уже заканчивался.

- Как насчет завтрака?

- Смотря, что в него входит.

Его руки прошлись по оголенным участкам моей спины, в то время как губы вновь прильнули к моим, и если раньше меня бы напугали эти его действия, то на этот раз я полностью ими наслаждалась. То, как он прикасался ко мне, было невообразимо прекрасно, будто я была важна для него. Мейсен никогда не дотрагивался до меня так трепетно и нежно. И я уж точно никогда не хотела его поцелуев так же, как Эдварда.

Мысли о Мейсене немного отрезвили меня, и я аккуратно выбралась из объятий мужа.

- Я хочу есть.

Его желудок заурчал при моих словах, заставив меня мягко засмеяться.

- И, видимо, не я одна.

Ухмыльнувшись, он провел рукой по волосам, приводя их в мокрый беспорядок. Подхватив рубашку, лежащую на сундуке возле кровати, он натянул ее и, не застегивая, отправился на кухню. Мне ничего не оставалось, как последовать за ним. Налив себе апельсинового сока, он сел за барную стойку, пока я доставала тарелки с блинчиками из шкафчика. Поставив перед ним еду, я наблюдала как расширились его глаза от предвкушения. Я просто не могла не засмеяться - он был так похож на ребенка, заполучившего желанную конфету.

- Не очень умно смеяться над голодным мужчиной, котенок, - сверкнув недоброй улыбочкой, пробормотал он, беря в руки вилку и пробуя первый кусочек, - черт, они даже лучше, чем у Эсми, - простонал он, жуя уже следующий.

Видимо правду говорят: путь к сердцу мужчины лежит через желудок.

-Так ей и передам, - подразнила я.

-Ты не посмеешь.

- Почему это?

-Ты слишком добрая, чтобы причинить ей боль, - непринужденно заявил он.

Подцепив часть блинчика, я хотела поднести вилку ко рту, но так этого и не сделала, замерев, глядя на его губы, немного запачканные в уголке кремом. Как завороженная, я смотрела на него и просто умирала от желания слизать его. Невольно покраснев от собственных смелых мыслей, я все-таки проглотила кусочек своего завтрака.

- Как ты себя чувствуешь?

Я непонимающе взглянула на него, только бы он не начал говорить о прошлой ночи - я же умру от смущения.

-Твоя голова. Мы могли бы сегодня поплавать, если тебе уже получше, - будто прочитав мои мысли, объяснил он.

По правде говоря, мне уже надоело сидеть в четырех стенах. Мы жили на острове уже неделю, но я толком и не выходила из дома, и меня расстраивало такое положение вещей - я была уверена - здесь есть, на что посмотреть.

- Я прекрасно себя чувствую! - с большим энтузиазмом, чем следовало бы, воскликнула я, вызвав его искрений смех.

- Вижу - не я один устал от этих стен.

От его слов я почувствовала себя виноватой, ведь из-за меня Эдварду тоже не удалось отдохнуть, хоть я и не просила его сидеть со мной. Он все же не выходил на пляж, говоря, что мы сделаем это вместе, как только я поправлюсь.

- Извини, мне жаль, что так вышло и…

- Прекрати Белла, не стоит извиняться.

EPOV

Черт, мне было не по себе из-за ее извинений: в случившемся мне стоит винить только себя самого. Ну и Блека, конечно же. Эта сволочь все-таки сумела подпортить мне отдых. Но Белле я естественно не сказал, кто поставил ее жизнь под угрозу. И именно поэтому она чувствовала себя виноватой.

К счастью, между нами не было отчужденности, которая могла бы возникнуть после прошлой ночи. Я беспокоился – рассвет отрезвит Беллу, и она вновь начнет себя винить и отталкивать меня. Но к моей радости, такого не произошло. Мне бы не хотелось, чтобы та стена отчужденности, которую мне удалось разрушить за последнюю неделю, вновь возникла между нами. Это была самая незабываемая ночь в моей жизни, и осознание произошедшего пугало и окрыляло одновременно.

Выбросив все мысли из головы, я вновь принялся наслаждаться своим потрясающим завтраком. Когда я говорил Белле, будто он лучше, чем у Эсми я почти не солгал. Интересно, она специально приготовила мой любимый завтрак или это просто совпадение? Я решил не спрашивать, наверняка зная – она засмущается. Все утро я пытался не смущать ее, делая вид, что ничего особенного не произошло ночью. Хотя меня так и подмывало сказать ей что-нибудь неприличное и понаблюдать за ее смятением. Но опасаясь ее отчуждения, я молчал.

Как только с завтраком было покончено, Белла собрав тарелки, направилась к мойке, открывая мне вид на свою оголенную спину и ножки. Не сдержавшись, я приблизился к ней, встав позади девушки, пока она принялась за мытье посуды. Ее волосы были собраны на макушке с помощью заколки, и ни одна прядь не свисала, открывая потрясающий вид на ее шею. Взявшись за язычок молнии, я открыл ее так, что мне стала видна кромка ее трусиков, и опустил свои руки на ее обнаженную спину, продвигаясь к животу. В то же время я начал мягко покусывать кожу ее шеи, и моя жена еле слышно застонала. Она перестала даже мыть посуду, замерев на месте.

- Продолжай или я тоже остановлюсь.

Вздохнув, но так и не ответив, Белла начала домывать наши тарелки, я же вернулся к своему увлекательному занятию. Пройдясь губами по ее шее, я добрался до мочки уха и слегка ее прикусил - по ее телу прошлась едва ощутимая дрожь, кожа покрылась мурашками. Мне очень нравилось реакция ее тела - почти так же как она действовала на меня.

- У меня для тебя подарок, - сильнее обхватывая ее талию, прошептал ей на ушко.

- Я не любитель подарков, - вздохнув, ответила она, закрывая воду из крана.

Я даже не заметил, когда она закончила с посудой. Развернув ее к себе, я наклонил голову и нежно поцеловал ее в губы, дразня языком и прося впустить меня в сладость ее рта. Положив руки мне на голый на торс, она прошлась ими до моей груди и, обхватив за шею, наконец, раздвинула для меня свои сладкие губки.

- Уверен, этот тебе понравиться, - я все же смог оторваться от ее рта, проговорив ей это.

Она скептически посмотрела на меня, по-прежнему не доверяя. Я многое бы отдал за то, возможность читать ее мысли.

- Ладно, и где же этот подарок? - пробормотала она, застегивая мою рубашку.

Лучше бы она меня сейчас раздевала. Попытавшись успокоиться и очистить голову от порочных дум, я повел ее обратно в спальню.

- Здесь.

Открыв один из сундуков, находившихся в нашей спальне, я отодвинулся назад, давая Белле самой взглянуть внутрь.

- Откуда ты узнал?

Ее щечки очаровательно покраснели, но на это раз не от смущения – неприкрытый восторг читался на ее лице.

- Я видел картину, которую ты подарила Эсме, и она так тебя расхваливала. Вот я подумал – может тебе захочется запечатлеть остров - здесь много красивых мест и пейзажей.

- Да, я как раз жалела, когда не взяла с собой свои инструменты для рисования.

BPOV

Я почувствовала, как немного покраснела, вспомнив, что именно хотела нарисовать. Интересно если я осмелюсь сказать ему об этом, он сильно будет смеяться надо мной? Глупая Белла.

- Спасибо, мне действительно нравиться этот подарок.

Он задумчиво взглянул на меня и через секунду сказал.

- Поблагодари меня поцелуем.

Не сказав ни слова, я подошла к нему и слегка подтолкнула ко второму закрытому сундуку, заставляя его опуститься на него, и он оказался на одном уровне со мной. Я разместилась между его расставленных ног, запустила пальчики в волосы мужа и, наконец, дотронулась до таких желанных мною губ. Да, именно, желанных. Может я и не любила Эдварда, но я определенно любила и хотела его губы. Такие мягкие и нежные, в отличие от их обладателя. Они заставляли меня терять голову каждый раз, стоило мне прикоснуться к ним.

Его руки гладили мою обнаженную спину, пока я, пройдясь язычком по его губам, попросила Эдварда впустить, не встретив с его стороны ни малейшего сопротивления. Он позволял мне руководить этим поцелуем, не пытаясь перетянуть на себя власть, как ни странно. Я терялась в догадках - почему ему так нравится, когда я сама его целую. Может, таким образом, он отмечал то полную мою капитуляцию и подчинение? Отстранившись, я взглянула в его глаза, пытаясь отыскать в них ответ на мучающий меня вопрос. Но я не заметила в них торжества, лишь непонятную мне нежность. Встав и погладив меня по щеке, он вышел из спальни, перед этим сказав, что будет ждать меня на веранде, и мы отправимся с ним в особенное место, где я смогу заняться живописью. Так же он попросил меня переодеться в купальник и дал мне полчаса на переодевание, вызвав мою признательность. Надеюсь, он больше не собирается сам меня переодевать – я ведь полностью поправилась.

О чем только Элис думала, собирая все эти ниточки в мой чемодан? Я же в жизни этого не одену! Найдя самый «скромный» желтый купальник, я все же надела его, хотя обычно я ношу только слитный, закрывающий как можно больше кожи, а не наоборот. Также сверху я надела почти прозрачную рубашку, еле прикрывающую мою попу, но что поделаешь - выбирать не приходиться.

Эдвард ждал меня, сидя на том самом диванчике на веранде, где мы заключили договор о поцелуях. Боже, мне кажется – словно прошел уже год с того вечера, а не неделя. Все так изменилась, и сейчас я почти не боялась его. Заметив меня, он тут же подошел и, притянув меня к себе, слегка поцеловал, не углубляя поцелуя - мне даже стало жаль, когда он так быстро отстранился.

- Прекрасно выглядишь, вот только…

Протянув руку к моей голове, он освободил тяжелые пряди от заколки, и они волнами опустились мне на плечи. Муж заворожено смотрел на свои пальцы, между которыми струились мои волосы.

- Люблю, когда они распущены.

Взяв мольберт и деревянную подставку для него, Эдвард повел меня вглубь леса. Мы шли молча, но это не была та давящая тишина, когда нечего сказать собеседнику - нам не было надобности заполнять ее бессмысленным разговором. Через десять минут ходьбы я услышала звук льющейся воды и остановилась, пытаясь понять, откуда он доносится.

- Сейчас все увидишь, - произнес Эдвард, предугадав мой вопрос, раздвигая ветки деревьев и проходя по тропинке, прятавшейся за ними.

Я просто замерла на месте при виде открывшейся нам картины: прямо перед нами шумел водопад, окруженный зеленью со всех сторон. Теперь я догадалась, почему Эдвард привел меня сюда: идеальное место, чтобы запечатлеть его с помощью красок.

- Эдвард, это просто идеально…

EPOV

Не знаю, сколько я уже лежал, наблюдая, как моя жена увлеченно работает за мольбертом. Еще я любовался, следя за игрой солнца в ее волосах, придающего им оттенок красного. Я в очередной раз поражался ее дивной красоте. Она совершенно не замечала ни меня, ни творящегося вокруг нее, слишком поглощенная своим занятием - в отличие от меня, больше часа уже не спускавшего с нее взгляда. Когда у нее что-то не получалось, она смешно морщила носик, и на ее лбу появлялась складочка, а моменты особенной сосредоточенности слегка высовывала кончик языка, держа его между зубок. Именно сейчас мне хотелось впиться в ее губы глубоким поцелуем, и мне требовалась вся моя выдержка, чтобы не мешать ей. Смотря на ее бледные, оголенные ноги, которые ничуть не прикрывала надетая на ней рубашка, поверх ярко желтого купальника, я просто не мог связно думать, ревнуя ее даже к мольберту, над которым она склонилась. И вдруг меня посетила сумасшедшая идея, незамедлительно ставшей реальностью с помощью моего рвения . Я сгреб свою жену в охапку и потащил в воду: не обращая внимания на ее возгласы протеста, я ушел в глубину вместе с ней. Вынырнув на поверхность, она с минуту просто смотрела на меня, но как только я засмеялся над ее потрясением, принялась меня топить.

- Ты еще об этом пожалеешь, - повторяла она, погружая мою голову под воду.

Я поддавался, позволяя ей остыть таким образом, но вдруг мне в голову пришла мысль подшутить над ней, от которой я просто не мог отказаться. Набрав побольше воздуха, я дождался, когда она в очередной раз «утопит» меня, и не вынырнул. Я хорошо плавал и мог оставаться под водой довольно длительное время. И то, что на мне кроме плавок ничего не было, упрощало мне задачу.

- Эдвард? - настороженно позвала Белла, стараясь отыскать меня, шаря руками по воде вокруг, - Это совершенно не смешно, Каллен!

Ненавижу слышать из ее уст свою фамилию, теперь точно не выйду. Около минуты Белла молча стояла в воде, надеясь что я все же появлюсь, но так и не дождавшись, она явно начала волноваться.

- Ты меня пугаешь, перестань, Эдвард!

Обхватив Беллу за талию, я утащил ее под воду, нападая, наконец, на ее губы. Она тут же принялась вырываться, пытаясь всплыть. Мне все же пришлось ее отпустить - я уже отчаянно нуждался в воздухе. Вынырнув вместе с ней на поверхность, я наблюдал, как она хватает ртом воздух, кидая на меня взгляд, полный злобы. Но я только засмеялся - если я и любил что-то больше, чем ее румянец, так это именно вот такой ее взгляд. Она даже не представляет, как бывает горяча в такие моменты. Видя ее готовность разразиться обвинительной речью из-за моей выходки, я не дал ей на это время, сокращая то немногое расстояние разделяющее нас.

-Ты первая начала меня топить.

С этими словами я поцеловал ее, схватив за волосы на затылке, не давая ей возможности запротестовать, впрочем, она сопротивлялась совсем недолго, лишь до того момента, как мой язык коснулся ее губ – простонав, она ответила на поцелуй. Я больше не мог ждать. Найдя пуговицы на ее рубашке, я принялся их расстегивать, но они не желали меня слушаться, и я просто напросто разорвал ее на части, стягивая с нее этот ненужный влажный клочок ткани, не отрывая своих губ от важного занятия. Подхватив Беллу на руки, я обвил ее ноги вокруг своей талии, вынося ее на сушу.

BPOV

Как такое могло произойти: еще минуту назад я думала – сейчас взорвусь от злости, переполняющей меня, не говоря уже о том, что Эдвард отвлек меня в самый неподходящий момент от картины, так еще и этот глупый розыгрыш в воде. На минуту я купилась на его неумную шутку. И мне это совсем не понравилось: это был совсем не тот страх, когда чувствуешь при попадании безразличного тебе человека в беду, а ужас иного свойства.

Но он поцеловал меня, и вся злость просто испарилась, и вместо нее появилось желание, чтобы его губы никогда не отрывались от моих. Провозившись с моей рубашкой, но так и не сумев ее расстегнуть, он просто сорвал ее с моего тела, но меня сей факт, что поразительно, ни сколько не испугал, а, наоборот, даже завел. Отбросив ее в сторону, он прошелся руками по моим бедрам и, согнув в коленях, обвил их вокруг своего торса. Я почувствовала, как он вышел из воды и опустился на землю, сев таким образом что я оказалась на нем сверху. Муж, наконец, оторвался от моих губ, предоставляя так необходимый мне воздух. Спустившись на мою шею, он прошелся языком рядом с лямкой купальника, прочерчивая всю его линию, пока не достиг моей груди, проделывая то же самое с вырезом. Я простонала от этого его действия и захотела, чтобы его язык дотронулся до меня там, где я была прикрыта купальником.

- Ммм…чертовски вкусная, - простонал он, играя с завязками у меня на шее, но не развязывая их.

- Как думаешь, мне стоит его снять?

От тона его голоса по мне прошлась дрожь желания, и я попыталась сдержать стон, все-таки сорвавшийся с моих губ. По тому, что он так и не развязал его, я поняла - мне все же придется ответить.

- Да.

- Что да, котенок?

- Сними его, Эдвард, - не задумываясь, ответила я, уже не в силах сдерживаться.

- Обожаю, когда ты произносишь мое имя.

С этими словами он все же развязал этот чертов купальник, но, к сожалению, не спешил его снимать. Переместившись, он начал втягивать в рот мой сосок прямо через ткань, от чего я громко простонала, не пытаясь сдерживать стоны удовольствия, которое доставлял мне мой муж.

- Скажи, что хочешь меня, - потребовал он, кусая меня за сосок, и приятная боль разлилась по телу.

- Да… - ответила я, не задумываясь, – я хочу тебя.

После этих слов он положил руки на мою талию и, крепко обхватив, пожил меня на траву. Руки Эдварда начали жадно гулять по моему телу, расстегивая и, наконец, освобождая меня от ненужного верха купальника. Теплые сильные ладони скользили вверх от моего живота до груди, плавно переходя на шею, подразнивая меня легкими поглаживаниями.

Оставшись в одних трусиках от купальника, я чувствовала обнаженную кожу Эдварда - от соприкосновения с ней, по моей коже пробегали электрические искры. Это немного отрезвило меня и, подумав о том, где мы и, как я себя вела, я попыталась прикрыться. Боже, неужели я сама попросила его меня раздеть?

- Эдвард, мы же...

Я попыталась отстранить его, но он не позволил мне ни сделать этого, ни договорить.

- Мы одни на всем острове сейчас, - перебил он меня, - хотя бы раз попытайся не думать и получать удовольствие, которое ты испытывала минуту назад, пока не начала размышлять о всяких глупостях

Не дав мне ответить, он полностью лег на меня и снова поцеловал, его язык неистово хозяйничал в моем рту, заставляя меня подстраиваться под его ритм. Попытавшись прислушаться к словам Эдварда, я полностью отдалась во власть его поцелуя, так же яростно целуя его в ответ. Что-то неопределенное давило мне в бедро, оно было твердое и большое. Поняв предназначение сего «предмета», я застонала от невозможности получить его прямо сейчас - мое тело хотело почувствовать это в себе, вызывая влагу между ног. Его руки сжали мою грудь, он начал мять их, ласкать, играть с моими сосочками, и я непроизвольно издала стон. Вновь отстранившись, Эдвард приподнялся надо мной и принялся целовать мой живот, опускаясь ниже и стягивая с меня трусики. Я же могла только стонать в ответ на его прикосновения. Но когда поняла, что именно он собирался предпринять, резко приподнялась, отчаянно краснея и сводя ноги вместе. Я просто не могла позволить ему сделать ЭТО - мне всегда казалось такое развратно-грязным - и я бы скорее умерла бы, чем допустила это.

- Не …так – все, что я могла произнести, но, к счастью, он не стал спорить или убеждать, а просто стянув с себя плавки, вновь опустил меня, ложась сверху.

Но к удивлению он не спешил: опустив руку мне между ног, он принялся не спеша поглаживать комочек моих нервов - я не соображала, злился ли он из-за того, что я его остановила. Я попыталась сосредоточиться на этой мысли, но его действия не давали мне связно думать. Моя голова просто не могла больше принимать участие в мыслительном процессе из-за его пальцев на клиторе и губ, атаковавших мою шею: слегка покусывая ее, он издавал урчащие звуки, и я становилась еще более влажной.

- Эдвард… возьми же меня… - в перерыве между стонами я все же смогла сформулировать предложение и сказать ему о том, как я его хочу, – я больше не могу…

Поняв, мучения, одолевающие меня, он устроился между моих разведенных ног. Его ладони переместились мне на бедра и заскользили вниз, пока он не сжал мою попу, спрашивая хриплым голосом:

- Готова?

- Да, - мой голос прозвучал уверенно, но тоже хрипловато.

Он рукой направил свой член в меня и начал медленно его вводить. Когда головка немного погрузилась, я непроизвольно напряглась, но стоило его губам приникнуть к моим, я тут же выбросила это из головы, ведь вчера он не сделал мне больно. Тогда он вошел наполовину - внутри меня словно что-то взлетело, и я довольно простонала в его губы. И уже резким движением он вогнал свой член на всю длину, и я почувствовала, как он достал до матки… второй толчок - и он руками сжал мои ягодицы, а подбородком уткнулся мне в плечо, издавая грубый хриплый стон рядом с моим ухом. Третий толчок - и во мне разлилось приятное ощущение. Эдвард ускорял свой темп, тараня мою киску и проникая в меня членом на всю длину. От его возбуждающего голоса я сходила с ума, с каждым его движением получая неописуемое удовольствие. Я чувствовала, что оргазм вот-вот меня настигнет… Мой муж не был нежен, в отличие от вчерашней ночи, но это приносило мне не меньшее удовольствие, чем накануне.

- Быстрее... - просила я дрожащим голосом, чувствуя, что сейчас кончу.

- Я… сейчас, - простонал Эдвард, не отрывая своих рук от моей попки, подталкивая меня к себе при каждом толчке.

Я цеплялась руками за его плечи, оставляя на них глубокие царапины, но я просто не могла оторваться от него, приближаясь к пропасти, все более и более раскрывающейся предо мной с каждым его толчком.. Он в последний раз с силой вогнал свой член до конца, как конвульсии сотрясли мое тело, раз за разом накрывая меня волной наслаждения, унося в далекое странствие. Глаза закрылись, я чувствовала - мое тело до сих пор содрогается, но сил уже не было…
Мужчина_Мила_ Дата: Вторник, 06.09.2011, 20:51 | Сообщение # 13
Человек
Группа: Новички
Сообщений: 18
Награды: 2
Репутация:  0
Замечания:  0%
Страна: Российская Федерация
Глава 9. Ничто не предвещало беды...

EPOV

За окном расцвело, и солнечные лучи делали моего спящего ангела еще прекраснее. Всему виной был свет, играющий с прядями шелковых волос. Да и тончайшая простыня не могла скрыть от моих глаз изгибы безупречного тела жены. Мне нравилось наблюдать за ней, пока она этого не замечает: я словно пытался восполнить упущенное время, когда у меня не было этой возможности. Я напоминал себе наркомана, который, наконец, получил свою дозу наркотика и теперь, медленно смакуя, наслаждается им. Прошел ровно месяц со свадьбы, и сегодня нам предстояло вернуться в Лос-Анджелес. Мне так нравилось время, проведенное на острове с Беллой, что я решил побыть здесь подольше, но настоящая причина крылась в ином: в беспокойстве из-за мысли - стоит нам покинуть остров и вернуться домой - Белла вновь отдалиться от меня. Наши отношения так отличались от того, к чему я привык. Женщины всегда являлись для меня лишь средством сиюминутного удовлетворения моих потребностей, я забывал о партнершах, стоило мне только кончить, и не вспоминал, пока снова в этом не нуждался. И я был уверен - со временем с Беллой будет также: наиграюсь и забуду. Но не получалось. Весь этот месяц, будь она рядом или нет, жена значила для меня все, о чем я мог думать, и это слегка беспокоило меня - я чувствовал потерю контроля над ситуацией, а такой поворот для меня категорически не приемлем. Подошел к концу самый беззаботный месяц в моей жизни. Любое наше совместное занятие увлекало. Будь то готовка или секс. И в первом, как и во втором, я не оставался сторонним наблюдателем. Посмеиваясь над моей провалившейся попыткой приготовить тот проклятый суп, моя жена заявила, будто я должен усовершенствовать свои кулинарные таланты, не желая воспринимать мои аргументы: ведь, для этого есть слуги, и Джаспер уже нашел для нас новую служанку. Но она и слушать ничего об этом не хотела, заявляя о своей смерти со скуки, если ей даже готовить не придется. Поэтому мне приходилось стоять с ней два раза в день на кухне и быть на подхвате, выполняя ее поручения. Черт, Эдвард Каллен, которым командует жена. Вот бы Джаспер посмеялся.

Перевернувшись на спину, Белла зарылась лицом в подушку, запустив под нее руки, полностью скидывая простынь с себя и открывая моему взору полностью обнаженное тело. Мы всегда спали раздетыми. Конечно, когда мы ложились, на Белле присутствовала «одежда», но я довольно-таки быстро от нее избавлялся. Не удержавшись, я прошелся по ее позвоночнику кончиками пальцев - она еле слышно простонала во сне мое имя, приводя меня в трепет. Не представляю, что бы я сделал, произнеси она Его имя…

BPOV

- Что-то Эдварда не видно? - спросила я у Элис.
Мы сидели в гостиной, беседуя о том, как я провела этот месяц. Карлайла вдруг вызвали в больницу и он, извинившись, уехал. Эсми решила прилечь - ей снова нездоровилось. Элис волновалась о своей матери, и я вместе с нею. Ее проблемы с сердцем не являлись для нас открытием - она страдала от этого недуга уже несколько лет. Но иногда она переутомлялась и нуждалась в отдыхе.

Думаю, она переволновалась за ужином - Мейсен оказался дома. Хотя Эдвард говорил будто бы брат должен находиться в Нью-Йорке – старший устроил его в Колумбийский университет. Но оказалось, тот решил вернуться, оставаясь недовольным этим выбором. Правда, он сам решал, где предпочитает учиться. Как кто-то может быть недоволен Лигой Плюща? Но если учесть, что за последние два года я училась за нас обоих - он бы и не потянул их программу.

Меня весь ужин не покидало чувство беспокойства: я вроде бы и не страдала из-за присутствия Мейсена - меня удивлял сей факт. Я думала - как только увижу, его сразу же начну плакать над своей несчастной судьбой. Но на деле испытала лишь чувство ностальгии по временам, когда мы считались парой. Напряжение за столом, пока длился ужин, всех заметно нервировало - хорошо еще, что мои родители находились в отъезде, Чарли бы обязательно что-то заподозрил. Он, пожалуй, был единственный, кто с недоверием отнесся к нашей с Эдвардом легенде о том, что якобы мы уже пол года тайно встречались, а Мейсен лишь выполнял роль прикрытия – будто я не хотела афишировать отношения со старшим братом. В принципе, Мейсен уехал в университет сразу же после объявления о свадьбе: он не присутствовал ни во время подготовки к ней и не почтил ее саму своим приездом. Вспомнив, что Эдвард угрожал Мейсону тем, что его не возьмут не в один приличный университет, если он немедленно не уедет и не подтвердит нашу легенду, я разозлилась. Он ведь уехал, испугавшись ультиматума, так какого черта он теперь вернулся после всего трех месяцев обучения? Конечно же, Эдвард не догадывался о моей осведомленности его угрозе Мейсону, но, по-видимому, он ее сегодня вновь использует - сразу после ужина он исчез вместе с младшим для братского общения. Знаю я его манеру разговаривать! Мейсон всегда жаловался на манипуляции Эдварда, да я и сама не раз становилась свидетельницей их стычек, во время которых Эдвард выглядел пугающим.

- Братья, должно быть, в комнате Мейсона - когда я к нему заглянула, они находились там, - посмотрев на часы, ответила Элис.

Она как-то странно себя вела весь вечер: всегда энергичная и радостная Элис выглядела довольно-таки непривычно – уж больно задумчивая и нервная.

- В чем дело, Элис? Что-то случилось?

У нас никогда не было секретов друг от друга. Ну не считая того, что я не раскрыла ей истинную причину моего брака с ее братом. Мне было ужасно стыдно - я не привыкла лгать Элис. Опустив голову, она глубоко вздохнула, а затем со слезами на глазах посмотрела на меня.

- Джаспер мне изменяет.

И именно в тот момент я сделала глоток сока из своего стакана, но после ее слов тут же им поперхнулась.

- Боже, Элис, с чего ты взяла?

Полный бред. Стоит только посмотреть на Джаспера и уловить взгляды, какие он бросает в сторону девушки, становиться ясно - она все, что ему нужно от жизни. Я всегда завидовала их отношениям: они выглядели такой идеальной парой - порой мне представлялось подобное сказкой. Именно такими и были их отношения. Пропитанные волшебством любви.

- Он все время пропадает на работе, к тому же сегодня буквально вытолкал меня из дома, уговорив переночевать у родителей, в то время как сам… - горький всхлип, вырвавшийся из ее горла, заставил мое сердце замереть - я никогда не видела Элис в таком состоянии, - Джаспер ведь никогда не отпускал меня одну на семейные обеды, тем более, Эдвард вернулся, и он просто должен был быть здесь со мной. Я ему надоела.

- Элис, это не так, просто Эдварда не было, и всеми делами занимался Джаспер, ты же знаешь.

Она явно не собиралась слушать мои доводы. Вскочив на ноги и поставив свой бокал с белым вином на журнальный столик, она произнесла.

- Белла, мне нужно ехать.

- Куда?

- Домой если он там не один, то… а если его там нет, значит, он где-то еще не один.

Я знала о скандальной репутации Джаспера среди женщин. Элис сама мне поведала о прошлом ее возлюбленного, но это было до нее. И до сегодняшнего дня я никогда не видела, чтобы она в нем сомневалась. А вдруг она окажется права?

- Элис, ну зачем все так усложнять? Я просто уверена - ты ошибаешься. Джаспер любит тебя.

После моих попыток разубедить подругу, ее нижняя губа задрожала еще сильнее, чем прежде, и, побоявшись истерики со стороны Элис, я не стала больше с ней спорить, а просто проводила ее до машины, взяв с нее обещание позвонить, когда она доберется до дома.

Обыскав весь дом, но так и не обнаружив Эдварда, я все же решилась проверить в комнате Мейсона. Мне не хотелось идти туда - я опасалась наткнуться на их очередную перепалку. Но войдя внутрь, я увидела только Эдварда, опирающегося на письменный стол, поигрывающего с каким-то предметом. Он стоял ко мне в пол оборота, и я не могла увидеть выражение его лица. Не подозревая ни о чем, я зашла на опасную территорию - слишком близко к логову льва.

- А где Мейсон?

Как только это имя сорвалось с моего языка, Эдвард повернулся ко мне, я поняла - передо мной вовсе не тот милый Эдвард, которого я знала весь прошедший месяц. Этого Эдварда я до смерти боялась…

- А что я тебя больше не устраиваю?- с сарказмом и с какой-то горечью в голосе произнес он и я, наконец, поняла, чем заняты его руки.
Наручники. Проследив за моим взглядом, он недобро мне улыбнулся и произнес.

- Он использовал их с тобой?

Я не поняла его вопроса. И лучше бы мне уйти отсюда поскорее. Я вовсе не хотела оставаться с ним наедине, когда он в таком настроении. Проигнорировав его реплику, я сделала шаг назад.

- Элис уехала, думаю, нам тоже пора отправляться.

Уставившись на меня немигающим взглядом в течение некоторого времени, он все же сдвинулся с места по направлению ко мне. Я испустила вздох облегчения - мы все же выйдем из этой комнаты без потерь.

- Обязательно после того, как я получу свой поцелуй.

Схватив меня за руку, когда я уже собиралась открыть дверь, он развернул меня к себе, впиваясь в мои губы. Он не был ласков, как обычно - в этом поцелуе он только требовал. Безжалостно сминая мои губы, он доставил мне только мучение. Меня шокировало его обращение - ведь после брачной ночи он никогда не делал мне больно. Никогда. А тем более преднамеренно, как сейчас. Будто наказывал за провинность.
Оттолкнув его, я в непонимании взглянула ему в глаза.

- Ты делаешь мне больно.

Мне казалось - мои слова отрезвят его, но он, напротив, только взбесился.

- А с ним тебе было также?!

Сжав мои плечи, он встряхнул меня, и его потемневшие от злости зеленые глаза неподвижно уставились в мои карие. Я не знала что произошло, и почему он так разозлился. В надежде его утихомирить, как можно спокойнее, произнесла.

- Я не понимаю, о чем ты, Эдвард. Пожалуйста, давай просто уйдем отсюда.

- В чем дело? Не хочешь осквернять его обитель, где провела столь незабываемое время? - насмешливо осведомился он, потащив меня к кровати.
От шока я не могла даже запротестовать и без сопротивления позволила ему усадить себя на постель.

- Мы опробовали столько мест на острове – думаю, стоит и здесь приступить к осваиванию новых территорий. И начнем мы прямо сейчас с комнаты моего столь любимого тобой брата.

Постепенно смысл его слов начал доходить до меня вместе с паническим страхом от намерений разгневанного мужа. Он даже не спрашивал, а просто констатировал факт того, что собирается заняться со мной сексом на кровати Мейсона. И страдания мне доставляло совсем не то, что комната принадлежала Мейсону, а то, как Эдвард снова обращался со мной – также, как в нашу первую ночь. Как с вещью. Толкнув меня на кровать, он навалился сверху и снова меня поцеловал, нетерпеливо и яростно врываясь в мой рот языком. Его действия так сильно отличалось от утренних ласк - на глаза невольно навернулись слезы. За что он так со мной? В чем я виновна?

Разозлившись, я оттолкнула его и ударила по щеке. В этот раз я не собиралась сдаваться без боя. Взглянув в его потемневшее от злости лицо, на котором отчетливо стал проявляться след моей ладони, я была уверенна - Эдвард ударит меня в ответ, но он только вновь впился в меня яростным поцелуем. Я пыталась снова оттолкнуть его, но силы были слишком неравные – единственное, мне оставалось – применить свои зубы. И я с отчаяния прокусила ему нижнюю губу.

- Черт! Ну я тебе покажу, дикая кошка!

- Уйди!

Все-таки сумев от него избавиться, я ринулась к двери. Главное, выбраться из этой комнаты - не будет же он гоняться за мной по родительскому дому? Но из-за своей природной неуклюжести, я подвернула ногу – высокие каблуки моих туфель мне сослужили плохую службу - я рухнула лицом вниз.

- Вот ты и попалась, - прошипел мой муж, поднимая меня с пола и зажимая мои руки, чтобы я не дергалась.
С этот момент я испытывала злость - так глупо упустить свой шанс на побег! И я почти не боялась Эдварда - страшнее моего страха было ожидание того, что он собирался со мной сделать.

Швырнув меня на постель, он завел мне руки за голову.

- Что ты делаешь? - спросила я, но он уже схватил наручники, лежавшие на кровати, и защелкнул их у меня на запястьях.

Я тут же попыталась опустить скованные руки, но Эдвард поверх браслетов удержал их на месте над головой.

- Лучше не опускай их и не зли меня еще больше, - прорычал он, тяжело дыша.
Боже, почему вместо того, чтобы дрожать от страха, я не могу насмотреться на него? Оседлав мои бедра, он стянул с себя пиджак и бросил его куда-то за спину. Если бы не обстоятельства, при котором все это творилось, я сама бы набросилась на него - настолько он горячо выглядел, когда пребывал в ярости.

Что мне теперь делать? Сопротивляться или просить? Учитывая опыт прошлого раза - умолять его, не самая лучшая идея - он только больше разозлиться. Сказав себе, будто ничего страшного не происходит, я попыталась расслабиться и не впадать в истерику. В конце концов, что он мне сделает? Мы столько раз занимались сексом - один лишний раз ничего не изменит.

- Как предусмотрительно, - проговорил Эдвард, развязывая мое платье с запахом.
Пройдясь хищным взглядом по моему телу, он задержал свой взгляд на чулках. Может, надень я незамысловатое хлопковое белье, он бы отцепился от меня? В любом случае, чтобы его надеть, надо его иметь, а после того, как Элис сменила весь мой гардероб, в нем не осталось ничего простого и обычного. Наклонившись на уровне моих глаз, он долго смотрел в них будто пытаясь в них что-то найти - не знаю, удалось ли ему это или нет, но в следующую минуту его губы опустились на мои уже не так яростно, но и не совсем нежно. Захватив мою грудь, он сминал ее пальцами, и мне стоило больших усилий не застонать. Ну уж нет, такого удовольствия я ему не доставлю. Будто прочитав мои мысли, он расстегнул замочек, который, как назло, находился спереди, Эдвард приблизился и взял нежный сосок в рот, сжимая его губами и облизывая. Потом стал ласкать оба соска поочередно, одновременно тиская груди руками. Мне казалось - еще немного, и я сгорю.

- М-м-м... Нет, не надо, пожалуйста...

Если он не остановиться, я не в силах буду больше себя контролировать.

- Почему же? Раньше ты никогда не возражала против этого, я бы даже сказал наоборот.

В завершении облизнув мой сосок, он слегка поцеловал его и спустился вниз по моему животу, прокладывая себе путь поцелуями.

Он все еще был полностью одет, и я не понимала, почему он медлит с тем, чтобы раздеться. И представив Мейсона, заходящего сюда в любую минуту и застающего меня, скованную наручниками и обнаженную, в то время как Эдвард остается одетым, я почувствовала себя просто ужасно и попыталась призвать к рассудку Эдварда.

- Эдвард прекрати! Ты же обещал так больше никогда не поступать.

Он даже не взглянул на меня. Лишь продолжил свои поцелуи, остановившись на кромке трусиков.

- Я обещал, что не сделаю тебе больно, ну так я и не делаю. Разве я не держу слово?

EPOV

Белла тихо всхлипнула, и ее по щеке покатилась слеза. Поднявшись к ее лицу, я аккуратно слизнул соленую влагу языком, потом поцеловал ее в губы, нежно гладя ее привязанные руки. Я целовал ее еще очень долго, заново познавая вкус ее губ, пока она не перестала всхлипывать и не начала искать мои губы в ответ. Я прекрасно осознавал, что я с ней делаю. Как бы моя жена не сопротивлялась, она уже не могла противостоять той страсти, разожженной между нами. И что бы не говорил этот мальчишка, она только МОЯ и останется таковой навсегда. И она никогда не захочет его больше после сегодняшней ночи. Продолжая целовать Беллу, я стал гладить ее грудь, нежно пощипывая соски и, как только почувствовал дрожь, охватившее ее тело, спустился губами ниже, проведя языком по ложбинке между грудями, и остановился на пупке, долго дразня его языком. До этого она всегда говорила мне «стоп», стоило мне добраться до ее живота, не давая продвинуться дальше. Но сегодня я не собирался ждать ее разрешения. Раздвинув ее до сих пор сведенные вместе ноги, я опустился между ними, присев на колени. Я поцеловал внутреннюю сторону ее бедра - она задергалась, протестуя, но я не обращал на это внимание. Спустив чулки до колен, я принялся целовать такой возбуждающий след от резинки чулок на бедре – моя жена задрожала еще сильнее. Просунув пальцы под трусики, я, наконец, освободил Беллу от них, вызывая ее нервный вздох. Проведя руками по внутренней поверхности ее бедер, я незаметно подобрался к клитору и принялся чертить вокруг него круги. От моих действий кожа Беллы покрылась мурашками, а дыхание участилось. Несмотря ни на что, она возбуждалась. Жена сопротивлялась возбуждению до последнего, но уже не могла контролировать свое тело. Я провел пальцем между ее губок, не входя пока внутрь. Моя любимая была чертовски теплой и влажной, и мне до смерти хотелось ее попробовать, чего я никогда не делал не с одной женщиной. Я всегда считал это унизительным - женщины должны были отсасывать у меня, а не наоборот. Приблизив свое лицо к сладкому местечку, я слегка подул на него – Белла задергалась, уловив мои намерения. Не в этот раз, крошка. Я легко провел языком по клитору, и она простонала.

- А-а-ах, боже... Что же ты делаешь, Эдвард... Прекрати... Нет... Ах-а-а-а...

Опустив все еще скованные наручниками руки, она попыталась отодвинуть от себя мою голову.

- Не-ет, ну не на-а-адо, не... А-а-ах.

Ее просьбы и стоны делали меня чертовски твердым. Пробуя ее на вкус, я провел по ней языком, и невольно зарычал. Она была вкуснее, чем я представлял. Весь этот месяц я просто с ума сходил от желания попробовать ее. Я чуть ослабил давление, и Белла инстинктивно подалась вслед за моими губами, будто она не хотела, чтобы я прекращал.

- Тебе это нравится, - заметил я, поглаживая ее рукой.

- Нет, нет, я не хочу...

Ее глаза были крепко сомкнуты, а лицо просто горело от возбуждения и стыда. Хотя я совершенно не понимал причин ее смущения.

- Ты этого не хочешь, но тебе это приятно. Ну что же, давай продолжим...

- Нет, прекра-а-а-а-ах!

Как только я втянул в рот клитор, ее возражения превратились в сладострастный стон. Мышцы ее ног напряглись, и она пыталась сдвинуть бедра, однако я крепко ее держал, не позволяя Белле закрыться от меня.

- Ты моя, Белла, только моя, и я могу сделать с тобой все, что захочу и, где захочу.

Я очень медленно начал вводить в нее палец, пытаясь найти все самые чувствительные ее места. Господи, она внутри была такая горячая, тесная и мокрая, что мне приходилось с большим трудом сдерживать себя, чтобы немедленно не начать ее трахать. Убрав из нее палец, я резко ввел сразу два. Снова убрал и снова ввел, по пути задевая все самые эрогенные точки. Белла начала дышать совсем прерывисто, двигаясь мне навстречу, сама насаживаясь на мои пальцы. Влага уже просто вытекала из нее, пачкая простынь.

- А сейчас как? Больно? - спросил я – Может, мне остановиться?

Белла уже просто не могла говорить, только замотала головой отрицательно. Сжав второй рукой ее грудь, я еще сильнее провел языком по ее клитору, заставляя ее непрерывно стонать, подводя к краю. Остановившись в самый последний момент, я неспешно принялся слизывать ее соки - она просто беспомощно простонала. Но мне нужны были ее мольбы, я не собирался так просто давать ей освобождение.

BPOV

Я слышала чьи-то непрекращающиеся стоны и только несколько минут спустя поняла источник их происхождения. Я стонала как какая-то дешевая шлюха, не в состоянии себя контролировать. Эдвард столько раз останавливался, когда я уже была близка к тому, чтобы кончить. Он, словно издеваясь, принимался вылизывать меня заново - будто мог делать это вечно. Я знала - он способен мучить меня до бесконечности, пока я не попрошу. Я больше не могла терпеть - еще чуть-чуть, и рассудок покинет меня. Я уже забыла про свое положение, и с чего все это началось, мне было плевать на собственное сопротивление и стыд – все мысли испарились. Был только Эдвард и его рот на мне. Почувствовав близость разрядки, я все-таки взмолилась о пощаде.

- Пожалуйста, Эдвард,.. пожалуйста, я больше не выдержу…

Он не ответил, и я в очередной раз приготовилась к дальнейшим сладким истязаниям. Но он этого не сделал! Наоборот он лишь усилил нажим своих пальцев, не отрывая языка от моего клитора. Я чувствовала, как срываюсь за грань, неиспытанного ранее удовольствия.

- Черт!!!

В этот момент я кончила - по телу прошла судорога, мышцы влагалища сжались, охватывая его пальцы. Я то ли застонала, то ли закричала, выгибаясь навстречу наслаждению, перестав чувствовать окружающий меня мир.

Не знаю, сколько я пролежала в таком состоянии, помню только о происходящем дальше: освободив мои руки от наручников и поправив на мне одежду, Эдвард взял меня на руки и куда-то понес. Я знала - завтра вновь его возненавижу за совершенное со мной, но прямо сейчас мне все было безразлично, кроме его запаха, который помог мне провалиться в безмятежный сон.
Мужчина_Мила_ Дата: Среда, 14.09.2011, 23:03 | Сообщение # 14
Человек
Группа: Новички
Сообщений: 18
Награды: 2
Репутация:  0
Замечания:  0%
Страна: Российская Федерация
Глава 10 Становясь собой.
EPOV

Перелет, к счастью, прошел отлично – это было удачей. После последней выходки Блека, я в два раза усилил охрану и велел проверить весь персонал на вшивость. Мне не хотелось, что он вновь застал меня врасплох. Джаспер усиленно занимался нашей безопасностью, пока я проводил свой незабываемый медовый месяц с самой желанной девушкой на земле. Сейчас она спала беспробудным сном, сидя у меня на коленях, доверчиво прижимаясь к моей груди. Она полностью околдовала меня - ни одна женщина не могла привлечь мое внимание более пары часов, но с Беллой я чувствовал, как мой интерес к ней возрастал, пропорционально проведенному в ее обществе времени. Думаю, в ближайшие десять лет с ней вместе в качестве супруга мне точно не придется скучать.

Разместившись в особняке и отдохнув с дороги, мы решили поужинать у моих родителей. Белла, по ее словам, ужасно соскучилась по Элис и моей матери. Иногда мне казалось - она любит ее даже больше, чем Рене. Говоря об Эсме, меня очень удивила ее положительная реакция на новость о нашей скорой с Беллой свадьбой. Больше всего я беспокоился именно об ее мнении на это известие. Но она поразила меня, заявив, что мы просто созданы друг для друга, и она уже давно якобы замечала искру, мелькавшую между нами. Она просто ошарашила меня, учитывая, полное отсутствие всяких отношений, но не стал с ней спорить, а лишь кивал в нужных местах, соглашаясь с матерью.

Я сидел в гостиной в ожидании Беллы, смакуя свой любимый бренди тридцатилетней выдержки, и стоило ей появиться, как желание идти куда-либо тут же пропало. Моя жена, как всегда, выглядела великолепно в бордовом платье выше колен, завязывающимся вокруг талии, изысканно-сексуальными деталями наряда приковывая к себе взгляд. Ее грудь соблазнительно выглядывала из выреза и наводила на определенные мысли, и мне пришлось призвать все свое самообладание, чтобы не подхватить ее и не отнести спальню, держа ее в заточении несколько дней, пока мы полностью не истощимся. Но как бы не привлекала меня это перспектива - заняться в ней любовью до умопомраченья в ближайшей комнате, я отбросил ее прочь, как только взглянул в ее сияющие глаза, она нуждалась в этом вечере. Разве я мог отказать ей в такой мелочи?

Черт бы меня побрал! Какого черта я согласился на этот ужин? Единственное желание, довлеющее надо мной на протяжении часа, заключалось в непреодолимом стремлении накинуться на Мейсона и стереть ухмыляющееся выражение с его лица. Он сидел напротив, а Белла заняла место рядом со мной, и его чертов взгляд все время задерживался на ее вырезе, который мог бы быть и поскромнее. Какого черта этот молокосос вернулся? Пытаясь подавить в себе ярость, я отвлекся на разговор с отцом о пожертвованных мной и уже задействованных деньгах и обо всем необходимом оборудовании, доставленном в городскую больницу. Благотворительность – единственное, на что Карлайл соглашался брать у меня деньги. Он работал в обычной городской больнице, хотя ему не раз предлагали место в элитных клиниках.

Отвлечься никак не удавалось - я тщетно пытался прогнать посторонние мысли, но они так и не выходили у меня из головы: знала ли Белла о присутствии Мейсона на ужине? Ведь это она договаривалась с Эсми о встрече, и та наверняка сказала ей об этом. И не поэтому ли она казалась столь взволнованной предстоявшим вечером?

Как только было покончено с десертом, я удалился с Мейсоном в его комнату - давно назрела острая необходимость «обсудить» причину его возвращения. Пройдя вглубь и вальяжно разместившись на своей кровати, он вызывающе поднял брови, побуждая меня тем самым начинать воспитательную беседу.

- Какого черта ты здесь делаешь? - равнодушным тоном осведомился я, зная, что если покажу ему свою ярость, он воспользуется ею против меня.

- Вообще-то, это мой дом, и я здесь живу, - он делал это нарочно, стараясь вывести меня из себя. И у него это неплохо получалось.

- У нас был уговор, или у тебя память стерлась? - сквозь зубы процедил, я, пытаясь не наброситься на этого сопляка, которого я уже почти перестал считать братом.

- Верно, но я не помню, чтобы в нем говорилось, будто я не могу вернуться к СЕБЕ домой, после того как ты женишься на МОЕЙ девушке. И как оно? Надеюсь, она стоила потраченных тобой денег?

После его слов руки у меня сжались в кулаки, и моя сдерживаемая злость все-таки вышла наружу. Подняв его за воротник футболки, я прошипел ему прямо в лицо, мечтая заставить себя не задушить его. Никто не имел право говорить о ней, как о какой-то шлюхе.

- Скажешь хоть слово о ней, и не сможешь вообще говорить.

Но он лишь рассмеялся.

- Что, правда глаза режет? По правде говоря, я сам смог с трудом удержаться, чтобы не трахнуть ее. В таком случае хоть в чем-то я был бы первым. Но, думаю, ту пару миллионов, которые я смог содрать с тебя за ее девственность, того стоили. Но это вовсе не значит, что и я не попробовал ее. Она также горяча, когда дело доходить до ласк?

При каждом его слове я чувствовал, как что-то необъяснимое вонзается в мое сердце, причиняя невыносимую боль. Замахнувшись, я все же ударил его, выбивая весь воздух. Я нанес удар в живот - не хотелось добавлять волнений Эсми при виде его разукрашенной физиономии.

- Она все равно любит меня, братец. И, может, ты и купил ее тело, но хочет-то она меня. И думаю, теперь мне не составит труда отрахать ее. И она не будет против, ведь твоя дорогая женушка уже столько раз пыталась затащить меня в постель. И на этот раз я точно не собираюсь ей отказывать.

Отодрав мои руки от себя, он вышел из комнаты – я же не мог даже пошевелиться, во мне будто все оборвалось. Я даже злиться не мог. Неужели произошедшее на острове ничего для нее не значит? Теперь я не сомневался - Белла знала об обязательном присутствии Мейсона на ужине. Неужели я ошибся, и она ничем не отличается от других женщин, с которыми я проводил время? И какая мне, блядь, разница, что он ее трогал, целовал, делал то, на что, по моему мнению, имел право только я? Раньше меня никогда не беспокоило наличие у моих любовниц других мужчин. Но Белла - не очередная любовница. Подойдя к окну, я взглянул на улицу, освещенную фонарями. Мой взгляд зацепился за ту самую беседку в саду, где однажды решилась моя судьба. Впервые я проклинал тот день, когда Белла перепутала меня с братом. Ведь не поцелуй я ее тогда, то не был бы так одержим ею сейчас. И моя жизнь не перевернулась бы с ног на голову. Отвернувшись от окна, вид из которого причинял острую боль, я наткнулся на компьютерный стол Мейсона. Наручники – что делает здесь эта вещица? Я взял их в руки, отвлекаясь на звук, открывшейся двери. При виде Беллы осторожно заглянувшей внутрь, все внутри перевернулось. Значит, я оказался прав: она не только знала наверняка, что Мейсон приедет домой, но и собиралась с ним поговорить, а может, и не только поговорить…

- А где Мейсон?

Произнеся это имя, она только подтвердила мои подозрения. Повернув к ней лицо, я окинул ее взглядом с головы до ног: теперь понятно для кого она так долго наряжалась.

- А что, я тебя больше не устраиваю? - с каким-то садистским удовольствием спросил ее, ожидая очередную порцию страданий от ее ответа.

Но вместо слов, ожидаемых от нее, я увидел, как ее взгляд остановился на наручниках, позвякивавших в моих руках.

- Он использовал их с тобой?

Отвратительнейшие образы заполнили мою голову, и прогнать их оттуда я был не в состоянии.

- Элис уехала, думаю, нам тоже пора отправляться.

Верно - она разочарована тем, что я испортил ее планы на вечер. Посмотрев в ее карие, пьянящие глаза, я старался убедить себя в нереальности видений. Мейсон солгал, зная - его слова выведут меня из себя. Но разве не она сама говорила о своей любви к Мейсону? Заспорила более сильная часть меня, и, как всегда, я предпочел прислушаться к ней. Следуй я на поводу у моей светлой стороны, которая хотела верить, что и для Беллы медовый месяц в уединении хоть чего-то значил, я бы дал слабину, за которую мне бы потом пришлось расплачиваться.

- Обязательно, после того, как я получу свой поцелуй.

Белла уже открывала дверь, когда я дернул ее на себя: она получит то, зачем пришла в эту комнату, но совсем от другого брата. Впившись ей в губы, я полностью выпустил всю свою злость, накопившуюся за вечер. Наплевать! И пусть ей неприятно - мне и хотелось причинить ей боль. Отплатить за мои мучения, испытанные из-за слов, произнесенных Мейсоном, и ее неискренности.

Начав задыхаться, она оттолкнула меня, непонимающе глядя мне в глаза. Еще утром при виде такого взора, обращенного на меня, я бы начал волноваться и пытаться ее успокоить. Но не теперь, не после ее коварства.

Не сумев сдержаться, я все же рявкнул на нее, насильно укладывая на кровать Мейсона. Посмотрим, как она посмеет мечтать о ком-то другом. Придавив Беллу к кровати своим телом, я вновь приник к ее губам, больше наказывая, чем принося удовольствие. Ощутимо прикусив ее нижнюю губу своими зубами, я никак не ожидал, что в следующую секунду получу от нее довольно-таки ощутимую пощечину.

Я разозлился. Очень. Мне стоило больших усилий не ударить ее в ответ, напомнив себе - я не бью женщин. Вместо этого я еще яростнее атаковал ее губы, безжалостно их сминая. Но я явно недооценил свою супругу, которая не собиралась успокаиваться и вцепилась мне в мою нижнюю губу зубами - во рту появился металлический привкус крови.

- Черт! Ну я тебе покажу, дикая кошка!

- Уйди!

Я позволил ей оттолкнуть меня и попытаться сбежать, моя мягкая сторона даже надеялась на воплощении этой затеи. Но увы, в последний момент она зацепилась каблуком своих туфель и упала. Я возликовал - не знак ли это свыше?

- Вот ты и попалась, - довольно прошипел я, поднимая ее с пола и зажимая ей руки, на тот случай если ей опять вздумает драться.

Швырнув ее обратно на кровать, я лег на нее и завел ее руки за голову. Не зря я все-таки обратил внимание на эти наручники!

- Что ты делаешь? - отчаянно спросила Белла, но было поздно - я уже схватил наручники, лежавшие на кровати, и защелкнул их на ее запястьях.

Она хотела было опустить их вниз, но это явно не входило в мои планы.

- Лучше не опускай их и не зли меня еще больше, - прорычал я.

Приподнявшись, я сбросил с себя пиджак и кинул его за спину. Взглянув на нее сверху вниз, я остановил взгляд на поясе ее платья, которое тут же принялся развязывать. Распахнув полы, я взглядом задержался на ее бордовых чулках, выгодно оттенявших ее кожу, придавая ей белоснежный оттенок.

Решив не спешить, я взглянул ей в глаза, ожидая увидеть в них ненависть, но к моему удивлению, ее там я не обнаружил. Это немного пошатнуло мои намерения, но отбросив эти мысли в сторону, я вновь прижался к ее губам, на этот раз не помышляя быть столь грубым. Пройдясь вниз по ее шее, мои руки накрыли ее грудь, все еще прикрытую тканью лифчика, я почувствовал, как Белла изо всех сил сдерживает свои стоны. Мои пальцы отыскали замочек, предусмотрительно находящийся спереди, и освободил нежные полушария от ненужного клочка ткани. Накрыв ее обнаженные груди руками, я принялся их поглаживать, зная, как сильно это ее возбуждает. Но она все еще молчала. Наклонившись, я облизал ее сосок кончиком языка, втягивая его в рот, посасывая и вызывая желанную для меня реакцию ее тела. Я уже знал, что собираюсь заставить ее забыть не только имя Мейсона, но и ее собственное, когда я с ней закончу…

…Содрогнувшись в конвульсиях оргазма Белла, окончательно затихла, блаженно вздохнув. Ослабив свою хватку на ее бедрах, я поднялся на ноги и привел ее в порядок. Натянул обратно чулки и трусики, брошенные на полу рядом с моим пиджаком, завязал ее платье, как было вначале. Затем я взглянул на ее руки в наручниках, и на долю секунды мне стало стыдно за содеянное. Подойдя к столу, на котором я их нашел, я обнаружил и ключ, валявшийся там же. Расстегнув железки, я осмотрел ее запястья - никаких следов не было. Надев пиджак и подхватив Беллу на руки, я вышел из комнаты и направился к лестнице, ведущей вниз в гостиную, молясь, чтобы там никого не оказалось. Как по заказу, она пустовала. Не представляю, сколько времени мы пробыли наверху - на улице окончательно стемнело. Усадив Беллу в машину и пристегнув ремнем безопасности, я, обойдя машину, сел за руль. Мотор мгновенно завелся, на бешеной скорости направляя нас к дому. Я злился, и сейчас эта злость была направлена на самого себя. Почему, стоит мне к ней прикоснуться - сразу все выветривается из головы, и я становлюсь таким слабым и похожим на тех мужчин, к которым всегда испытывал жалость? Это не был я. Эдвард Каллен всегда исполнял задуманное, но вместо того, чтобы трахнуть Беллу на кровати Мейсона, как и планировал, я лишь удовлетворил ее потребности, напрочь забыв о своих.

Заехав в гараж, я вновь обошел машину и, отстегнув Беллу, понес ее в нашу спальню. Я мог бы разбудить ее и закончить начатое, но вместо этого я по привычке раздел ее и, уложив в кровать, встал под холодный душ. У меня просто не было сил и желания вновь с ней спорить и настаивать. Я собирался вновь стать самим собой, навсегда похоронив в памяти происшедшее на острове. Белла больше не заставит меня быть слабым.
Женщинаsasha386 Дата: Четверг, 15.09.2011, 13:25 | Сообщение # 15
Человек
Группа: Новички
Сообщений: 5
Награды: 1
Репутация:  0
Замечания:  0%
Страна: Российская Федерация
:eee: Классно, мне оч понравилось!!!:dance:
Форум фильма Сумерки/Twilight » Фанфикшен » Слэш и НЦ » Как влюбить в себя жену? (Он вынудил ее на брак.)
Страница 1 из 212»
Поиск:
Посетители за сутки:


Зарегистрировалось пользователей: Новых за месяц: 0, Новых за неделю: 0, Новых вчера: 0 ,Новых сегодня: 0

Хостинг от uCoz | Дизайн Eclipserus.ru |wineglass | Автор рисунков Анастасия (c) 2008-2017 | Команда сайта/О сайте | PDA версия сайта